Американские сателлиты усердствуют в информационной войне

  Новости        04 июля 2020        128         0

Американское лидерство, точнее его якобы «благотворность» как некоей «силы добра», давно уже настолько впитались в подкорку западных и союзных им «умов», что иной картины мира ни в Вашингтоне, ни, разумеется, в Токио себе даже не представляют. Отсюда пропитанные конъюнктурой возмущения тем, что в Москве и Пекине понимают масштабы исходящих от США угроз.

Очередную информационную провокацию против России и Китая учинили японские СМИ, обвинившие Москву и Пекин в борьбе за мировую гегемонию в условиях пандемии коронавируса. Если коротко, то, по версии автора материала, Китай:

Иван Шилов © ИА REGNUM

  • ведет разведывательную деятельность методом, похожим на «разведку боем», путем проникновения на чужие военные объекты с целью прощупать реакцию и добыть информацию; и якобы действует так против потенциальных противников повсеместно — от Японии до Индии и даже континентальной части США;
  • пользуется эпидемией, которая вывела из строя экипажи ряда кораблей ВМС США, включая авианосец «Теодор Рузвельт», для укрепления китайского влияния в районах территориальных споров в Южно-Китайском (ЮКМ) и Восточно-Китайском (ВКМ) морях; благодаря временному заполнению этого «вакуума» Пекин якобы продвинулся к собственной «гегемонии»;
  • развернул в регионе крупную группировку РСД «Дунфэн-21Д» и активно строит авианосцы, по количеству которых в западной части Тихого океана через несколько лет превзойдет США;
  • постоянно осуществляет маневры вблизи спорных островов и в Тайваньском проливе.

Россия же «виновна» в разработке противоспутникового оружия, способного нанести серьезный ущерб американской орбитальной военной группировке, а также «слишком активно» препятствует деятельности ВВС и ВМС США в нейтральных водах и воздушном пространстве вблизи своих границ.

Кроме того, японскому автору не нравится «киберактивность» Москвы и Пекина, которую он связывает с попыткой раздобыть сведения о разработке американских вакцин от коронавируса с целью извлечения из этого в том числе коммерческой выгоды. Материал изобилует многочисленными примерами «неправильного» поведения российских и китайских военных, которые «создают помехи и проблемы» американцам и их союзникам. При этом автор, выдавая неподдельность своего интереса, вскользь замечает, что, например, регулярное появление кораблей ВМС НОАК вблизи островов Сенкаку (китайское наименование — Дяоюйдао) особенно тревожит японскую сторону. И происходит это потому, что ее главный союзник и «патрон», США, вопреки пожеланиям Токио, констатирует, что архипелаг находится под фактическим контролем последнего, но отказывает ему в признании легитимности притязаний на эту территорию. По этим соображениям США не проводят в данном районе военно-морских и военно-воздушных учений, и японская сторона из-за этого теряется в догадках, что будет, если Китай приступит к решительным действиям. То есть ввяжутся ли на стороне Японии американские вооруженные силы?

Авианосец «Теодор Рузвельт» ВМС США

Авианосец «Теодор Рузвельт» ВМС США Official U.S. Navy Page

В материале есть еще пикантные примеры слежки и научного шпионажа против США со стороны Вьетнама и Южной Кореи. Также Сеул, если верить статье, активно ведет хакерские атаки не только против соседей с Севера, но и против Японии и даже ВОЗ, в том, что касается исследований в сфере борьбы с коронавирусом. Комментируя временное ослабление из-за эпидемии американской военно-морской группировки на стыке ЮКМ и ВКМ, прежде всего в районе Тайваня, авторы приводят ссылку на американскую аналитику, из которой следует, что Пекин может войти во вкус, что создаст угрозу «большой» войны. Словом, фактурой, в том числе противоречивой и сомнительной, статья напичкана, как винегрет; гораздо сложнее дело обстоит с адекватностью выводов. Ибо изначально ущербным выглядит сам базовый посыл: что Россия и Китай угрожают-де интересам США и их сателлитов, включая японский «непотопляемый авианосец» Пентагона, ибо стремятся к мировому лидерству, создают военный потенциал противодействия планам Вашингтона и демонстрируют необходимую для этого политическую волю и решимость.

Главное, о чём намеренно «забывают» авторы провокации, то, что практически все описываемые ими события происходят отнюдь не вблизи Нью-Йорка, Вашингтона или Филадельфии и не у берегов Калифорнии или Техаса. Они разворачиваются в непосредственной близости от границ Китая и России и связаны не с «агрессивностью» или «гегемонизмом» Москвы и Пекина, а с теми угрозами, которые им создаются американским военным присутствием. Наводя тень на плетень, всегда трудно постоянно держать себя «в тонусе» и не допускать просчетов и оговорок «по Фрейду». Вот и рассматриваемый материал между строк живописания о вызовах, бросаемых «цивилизованному миру» нашими двумя странами, как бы походя напоминает, что у США в настоящее время одиннадцать авианосцев, а у Китая — два. И четыре будет лишь в перспективе середины будущего десятилетия, что все равно окажется почти втрое меньше. А возмущается при этом автор тем (надо же!), что все четыре китайских авианосца, сосредоточившись у своих берегов, превзойдут количеством американское присутствие в регионе, где в настоящее время действуют три авианосных ударных группы (АУГ), возглавляемые, наряду с упомянутым «Теодором Рузвельтом», авианосцами «Рональд Рейган» и «Нимиц». С одной стороны, японского автора можно понять: мощь китайских АУГ он проецирует на возможности японского флота, кстати, немаленькие, но уступающие Китаю. Поэтому у него и возникает желание спрятаться за спину заморского «шефа». С другой стороны, почему бы ему не поставить себя на место Китая и не задаться, скажем, таким вопросом. Если бы китайские АУГ или подводные лодки, или, например, небольшие корабли на вооружении морской пехоты, которые США в регионе сейчас оснащают РСД «Томогавк», обосновались, например, на Кубе, в Никарагуа или Венесуэле, под боком США? Какой была бы американская реакция? Примерно мы ее можем прогнозировать — по опыту Карибского кризиса 1962 года, когда на Острове Свободы были размещены советские РСД, без проблем добивавшие почти до всех центров американского атлантического побережья. Мир тогда встал на грань ядерной войны; ситуацию, напомним, удалось разрядить вывозом не только с Кубы советских ракет, но и аналогичных американских из Турции, из подбрюшья СССР.

На борту авианосца «Энтитем» ВМС США в Малаккском проливе

На борту авианосца «Энтитем» ВМС США в Малаккском проливе Official U.S. Navy Page

С одной стороны, почему американцам «можно» держать свои силы под боком Китая, который имеет весьма протяженное и практически открытое для угрозы с моря побережье, на котором или вблизи его расположена большая часть населения, промышленного и оборонного потенциала страны? И почему Китаю нельзя, провозгласив союзниками некоторые страны Карибского бассейна, как США у Японии, дать симметричный ответ? С другой стороны, может быть, именно такой ответ — это единственное, что американцы понимают и принимают к сведению? А на все увещевания реагируют с позиций самозваной «исключительности»? Китайские авианосцы, которых боится Япония, они ведь не у берегов США сегодня и в перспективе размещаются, а вблизи собственного побережья. И это проблемы не Китая, а Японии в том, что у этой страны такой исторический бэкграунд, который делает ее фактическим изгоем в Азии, и что поэтому она прячется за спину Вашингтона, строго говоря, никакого отношения к Азии не имеющего. И если оставить Страну восходящего солнца в стороне, то понятно, что это США используют японскую зависимость от своей военной мощи для фактического окружения Китая по периметру его морских границ, а не Китай окружает США, создавая проблемы, помимо всего прочего, их транспортным коммуникациям. Лозунг «свободы судоходства», унаследованный из столетней давности «Четырнадцати принципов» президента США Вудро Вильсона (январь 1918 г.), — хорошая вещь. На словах. А что на деле? Если обратиться к геополитической конкретике, то поскольку до 60% объема мировой торговли проходит через Малаккский пролив, и поскольку Китай получает этим маршрутом значительную часть энергоресурсов, импортируемых из зоны Персидского залива, то контроль над данной коммуникацией со стороны американских ВМС создает прямую угрозу энергобезопасности КНР. И для этого даже не трех, а и одной АУГ вполне достаточно. В то время как все четыре китайских АУГ в будущем смогут создать сопоставимую угрозу США, только если обоснуются как раз на Кубе, с которой можно держать под контролем коммуникации, ведущие через Мексиканский залив к крупнейшим торговым портам американского юга. Но Китай таких планов даже не вынашивает, а США — уже осуществляют на практике, причем давно.

То же и с Россией. Конвенция Монтре 1936 года существенно ограничивает водоизмещение и сроки пребывания в Чёрном море военных кораблей стран, не относящихся к региону, в том числе США, Великобритании и их сателлитов по НАТО. До предела активизировавшиеся ревизионистские связи турецкого президента Реджепа Таипа Эрдогана с американским президентом Дональдом Трампом уже поставили в практическую плоскость проект параллельного, альтернативного водного пути в обход Стамбула из Мраморного моря в Чёрное. Предполагается, что на него конвенция Монтре уже распространяться не будет, и США получат возможность полноценного присутствия в акватории, имеющей не меньшее значение для безопасности России, прежде всего Крыма, чем ЮКМ и ВКМ для Китая.

Сессия Межамериканской комиссии по правам человека (IACHR) по вопросу строительства Никарагуанского канала. Март 2015 года

Сессия Межамериканской комиссии по правам человека (IACHR) по вопросу строительства Никарагуанского канала. Март 2015 года Comisión Interamericana de Derechos Humanos

Заметим. Никарагуанский канал, параллельный Панамскому, строительство которого по проекту 2013 года было передано китайской компании из Гонконга, в 2018 году было остановлено. По каким причинам, отдельный вопрос. Главное: Китай не стремится получить свободный проход под боком США из Тихого океана в Атлантику, что существенно расширило бы боевые возможности ВМС НОАК. Так почему же, на словах признавая принцип «одного Китая», Вашингтон продолжает и даже активизирует поставки вооружений и боевой техники на Тайвань, а военные корабли 7-го американского флота регулярно осуществляют противоречащие этому принципу проходы через Тайваньский пролив, являющийся, в соответствии с ним, внутренней коммуникацией Китая?

Ни на один из этих актуальнейших вопросов современной геополитики обсуждаемая статья из японских СМИ не отвечает, зато активно провоцирует негатив в отношении к России и Китаю, распространяя однобокие представления о глобальной безопасности, как она выглядит с позиций американских интересов. Американское лидерство, точнее, его якобы «благотворность» как некоей «силы добра», давно уже настолько впитались в подкорку западных и союзных им «умов», что иной картины мира ни в Вашингтоне, ни, разумеется, в Токио себе даже не представляют. Отсюда пропитанные конъюнктурой возмущения тем, что в Москве и Пекине понимают масштабы исходящих от США угроз, адекватно соотносят американские возможности с намерениями, которые ввиду этого могут появиться в некоторых чересчур горячих головах, и принимают меры по их предотвращению. Не переходя при этом, заметим, пределов разумной обороны и не провоцируя «гегемона» расширением спектра угроз его собственной территории и коммуникациям. Так почему же даже такие, весьма умеренные шаги, вызывают столько эмоций? Уж не тем ли, что ясно дают понять: создания решающего, кардинального перевеса ни в Европе, ни на Дальнем Востоке Россия и Китай Америке больше не позволят? Не из-за этого ли США так рьяно разрывают и уничтожают всю систему договоров о стратегической ядерной стабильности, прикрываясь при этом фальшивым предлогом о росте китайского потенциала, якобы требующем полноценного участия Пекина в этом переговорном процессе, что на самом деле не соответствует действительности?

Збигнев Бжезинский и Сайрус Вэнс. 1977

Збигнев Бжезинский и Сайрус Вэнс. 1977

И поскольку на все эти вопросы у Вашингтона нет ответа, точнее, он есть, но настолько непрезентабельный, что произнести его вслух не в силах даже адепты «американской исключительности», то только и остается, что вести на этом поле вместо действительно честного и открытого диалога информационную войну. И переубеждать в ней мировое общественное мнение, что белое — это будто бы черное, и наоборот. Но времена, когда такие манипуляции давали результат, подкрепленный американской военной мощью, всё дальше уходят в прошлое. Сложившийся в мире стратегический баланс, опирающийся на формирующуюся альтернативную картину мира, альтернативное видение его настоящего и его перспектив, становится всё более твердым и непоколебимым, а растущий раскол внутри самого Запада, включая США, еще более ограничивает аппетиты претендентов на мировое господство, которого у них не будет. Когда-то, еще в конце прошлого века, Збигнев Бжезинский в «Великой шахматной доске» прямо предостерег вашингтонских стратегов от того, чтобы они допустили ситуацию, при котором одна или несколько держав Евразии бросят вызов американскому господству. «Иных уж нет, а те далече!». Американские элиты этой, на их взгляд, опасности предвосхитить не смогли, и потому вектор глобального развития в наши дни так быстро меняется. Давайте признаем, что эти перемены — объективные, благотворные, дающие миру если не гарантию выживания, то очередную отсрочку от наступления пресловутого «конца истории», зашифрованного в глобалистскую формулу «нового мирового порядка».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы