Будущее для России: от страны третьего мира — к прогрессивному обществу

  Новости        28 мая 2020        120         0

Филипп Ван Парайс, Янник Вандерборхт. Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики — М: Издательский Дом ВШЭ, 2020 2020 год становится переломным – если не для устройства мира, то для нашего взгляда на него. Потеря работы, кризис экономики, странные действия властей заставили многих людей задуматься о будущем… И осознать, что будущего нет. Страна кое-как восстановится и ничего принципиально не изменится (денег будет меньше). Но единственная ли это альтернатива?

Филипп Ван Парайс, Янник Вандерборхт. Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики. М: Издательский Дом ВШЭ, 2020

Филипп Ван Парайс, Янник Вандерборхт. Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики. М: Издательский Дом ВШЭ, 2020

Филипп Ван Парайс, Янник Вандерборхт. Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики. М: Издательский Дом ВШЭ, 2020

2020 год становится переломным — если не для устройства мира, то для нашего взгляда на него. Затянувшиеся «выходные», резкий удар по экономике, падение цен на нефть, не самые адекватные действия властей, крах иллюзий международного «сотрудничества»: многих людей всё это заставило серьёзно задуматься о будущем… И осознать, что будущего нет.

Оглядываясь назад, мировую систему сложно назвать стабильной: то война, то кризис, то санкции. Тем не менее, «в целом» капиталистическая экономика и, плюс-минус, политика казались вечными и неизменными. Этот «конец истории» не решил никаких проблем: бедности, роста производительности, неравенства, положения «отстающих» стран, народовластия. При этом он не подразумевал никакого качественного развития, изменения, новизны: как есть, так и будет (за исключением косметических изменений вроде толерантности и разнообразия гендеров). Сегодня налоги будут чуть больше, завтра — чуть меньше; сегодня занятость растёт, завтра, в кризис, — падает… Показательно, что даже пришедшие к власти в ряде стран социалисты не предприняли никаких радикальных шагов: в революцию и Советы никто не верил, а в рамках капитализма ничего особенного и не придумаешь.

Можно было бороться за то, чтобы «не стало хуже» (и в России многие этим занимались); можно было надеяться пусть не на процветание, так хоть на «стабильность»… Пока, в очередной раз, всё не рухнуло. Конечно, жизнь так или иначе восстановится, мы привыкнем, немножко ужмёмся. Может, китайцы чего предложат. Но… неужели наше будущее — это прозябание в издевательском дне сурка? Это всё, что принёс человечеству XXI век?

Наряду с переосмыслением старых крупных проектов вроде марксизма, кейнсианства или левого либерализма, сегодня на сцену выходят идеи если не совсем новые, то прежде не пользовавшиеся популярностью. Одна из них — безусловный базовый доход (далее — ББД), то есть введение гарантированных периодических выплат каждому гражданину государства (или вообще каждому человеку). Вариации этой идеи в течение ХХ века всплывали у политиков и государственных комиссий в тех или иных государствах, но если и принимались, то в сильно урезанном и искажённом виде. Широкой известности она не приобрела, и ходила преимущественно в кругах западной интеллигенции (хотя её переняли некоторые африканские и индийские деятели), а в последние годы — среди защитников окружающей среды, пиратских партий и в некоторых особо «свободомыслящих» сообществах.

Борис Кустодиев. Праздник в честь открытия II конгресса Коминтерна 19 июля 1920 года. Демонстрация на площади Урицкого. 1921

Борис Кустодиев. Праздник в честь открытия II конгресса Коминтерна 19 июля 1920 года. Демонстрация на площади Урицкого. 1921

Бельгийские экономисты Филипп Ван Парайс и Янник Вандерборхт, давние идеологи ББД, дают полноценный обзор (и, неожиданно, развёрнутую критику) этой идеи в своей книге «Базовый доход. Радикальный проект для свободного общества и здоровой экономики». Впрочем, работа интересна не только этим: в ней даётся ёмкий обзор истории социальной политики на Западе, а затем ББД сравнивается с другими, традиционными и новыми (даже ещё не реализованными на практике) подходами к государственной помощи и социальному страхованию. Рассматривая этические основы своего проекта, авторы сопоставляют его с проектами либерализма, теорией справедливости Ролза и даже с коммунизмом — представленным в книге хоть и сжато, но, на удивление для либеральной западной литературы, адекватно.

В отличие от многих сторонников ББД, Парайс и Вандерборхт холодно относятся к имеющимся экспериментам с базовым доходом, даже если они и принесли явные положительные результаты. Для них смысл проекта не просто в борьбе с бедностью, повышении эффективности государственной помощи или сокращении неравенства. Авторы доказывают, что ББД должен качественно изменить рынок труда и ситуацию эксплуатации — а этого не могут показать локальные и ограниченные во времени эксперименты.

Работники больше не будут соглашаться на плохие условия труда, боясь за своё выживание. Исчезнет важнейший «козырь в рукаве» работодателя, известный со времён Энгельса: резервная армия труда, то есть массы отчаявшихся безработных, согласных на любые условия и потому осуществляющих «демпинг». Нужно заметить, что работникам откроется не только возможность «бесконечной забастовки»: широкий низовой протест, социальный и политический, часто сдерживается боязнью потерять работу (особенно у бюджетников), даже (или «особенно») если речь идёт о скудных зарплатах.

Для авторов не менее важно, что люди смогут отвести часть времени (или всё время) «непроизводительному» (или, вернее, не приносящему дохода) труду вроде присмотра за детьми и стариками, работы по дому, творчеству, волонтёрству, политике и т.д. В пределе, рынок вообще должен перестать ограничивать человека: он сможет посвятить жизнь тому, что сам посчитает нужным, а не тому, за что капиталисты готовы платить деньги.

Илья Репин. Портрет художника Д. Н. Кардовского. 1896-1897

Илья Репин. Портрет художника Д. Н. Кардовского. 1896-1897

Как видно, авторы сильно выходят за рамки капиталистической эффективности и максимизации прибылей. И в связи с этим нужно отметить, что у сторонников ББД можно выделить два подхода: реформистско-компромиссный и революционный. В первом случае базовый доход рассматривается как мягкий, приемлемый для господствующих классов метод поддержки низов. Например, доказывается, что это — более дешёвая и эффективная программа борьбы с нищетой, чем кураторство или целевые пособия. Предельный случай — адепты свободного рынка, предлагающие снять с государства все социальные обязательства, сократить бюрократию, и откупиться от народа, просто дав ему деньги — ББД. Как замечают Парайс и Вандерборхт, следующим шагом, очевидно, становится отмена ББД.

Революционный взгляд гораздо более интересен. В общих чертах, он опирается на «постиндустриальную» трансформацию производства, труда, рынка рабочей силы и, фактически, на появление нового передового класса — прекариата. Здесь поднимается тема частичной и неофициальной занятости, временных контрактов, аутсорсинга и т.д. — то есть принципиального ухода от стабильной и полной занятости, на которой держалось классическое социальное государство. Из-за взлёта производительности и автоматизации большая часть человечества оказывается просто не нужна капиталистической экономике, а потому труд перестаёт быть главной ценностью, к которой привязаны политические права, пособия, социалка и иные блага.

Соответственно, ББД оказывается программой, наиболее соответствующей интересам прекариата. Более того, она в значительной степени соответствует интересам других угнетённых (большей части общества), и потому прекариат оказывается передовым классом. Подобная аналогия с марксистскими описаниями роли пролетариата является спорной, но многообещающей. Правда, обоснование и наполнение конкретным содержанием такого взгляда требует серьёзной исследовательской и статистической работы: где распространён прекариат, сколько его, как он выглядит на самом деле (может, это исключительно успешные фрилансеры)? Действительно ли «постиндустриальная» экономика вытесняет индустрию? Насколько распространена автоматизация и роботизация? Какая роль в этом отведена развивающимся странам и, условно, китайской промышленность? Пока что тема прекариата (и, во многом, тема постиндустриального мира) остаётся слишком умозрительной; она строится скорее на абсолютизации отдельных трендов и частных случаев в развитых странах. Ей не хватает своего «Капитала». То же можно сказать и про базовый доход, исходящий во многом из тех же тенденций и наблюдений.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы