Стройматериалы        26 апреля 2014        39         Комментарии к записи Интернационализация производства отключены

Интернационализация производства

В условиях прогрессирующей интернационализации производства и капитала приобретают большое значение международные аспекты деятельности, переплетение и в то же время острая конкуренция между финансовыми капиталами империалистических держав. Эти сдвиги в структуре финансового капитала вызваны общими для развитых капиталистических стран процессами адаптации к новым экономическим условиям. Среди них в 80-е годы: новый этап НТР, изменение под его влиянием характера воспроизводства и переход к его новому технологическому типу; перелом в характере государственного регулирования экономики; более активная, чем раньше, интернационализация хозяйственной жизни; глобализация важнейших экономических проблем. В каждой из стран существуют специфические особенности экономической ситуации, вытекающие из конкретной обстановки и определяющие индивидуальный путь эволюции финансового капитала. Но перестройка его структуры и использование новых методов контроля и диктата типичны для всех империалистических государств. Эта тенденция характерна, хотя и в разной степени, в неодинаковом виде, для США, Великобритании, Канады, Франции, ФРГ, Японии. Новые финансовые группы. Концентрация производства и капитала не могла остановиться в своем развитии на уровне даже самых мощных монополий. Финансовые группы В свое время возник более высокий, чем просто монополия, способ оформления финансового капитала — финансово-монополистическая (или финансовая) группа, закрепившая органический синтез промышленного и банковского капиталов во имя усиления монополистического контроля над обширным экономическим потенциалом и диктата в политике. По типу такие группы были чаще всего либо семейно-региональными (США, Великобритания, Швеция), либо семейными с привязкой к банковскому ядру (ФРГ, Франция), либо отраслевыми с привязкой к промышленному ядру (Япония). Со временем возникло множество промежуточных вариантов во всех странах. Эти группы сыграли важную роль в развитии производственных отношений империализма, в углублении классовой поляризации буржуазного общества. Но многие их черты были заимствованы из времен господства «капитала вообще» и не соответствовали всеобщности финансового капитала, его максимальной оторванности непосредственно от производства. Эволюция организационных форм финансового капитала не могла завершиться с появлением таких групп. В 80-е годы возникает тенденция к появлению более высокой, чем прежняя финансовая группа, ступени монополизации. Рост масштабов экономики, выдвижение на передний план не семейных, региональных или отраслевых, а глубоких производственных и финансовых связей компаний разных сфер, задача установления контроля над огромными массами общественного капитала, сдвиги в составе акционерной собственности — все это привело к постепенному размыванию традиционных групп. Рамки корпораций Их рамки оказались тесными для многоотраслевой экспансии промышленных, торговых и других компаний, для диверсификации кредитных и акционерных вложений универсализирующихся банковских и других институтов. Система участия, личная уния и другие формы связей, типичные для отношений внутри группы, стали доминировать в отношениях между ними. Группы начали делить между собой не отдельные крупные компании, как прежде, а зоны влияния внутри каждой из них. Раздел таких зон не на периферии, контролируемой ядром, как в традиционных группах, а переплетение самих ядер, расширение сфер совместного контроля привели к тому, ? 6что интересы сразу нескольких групп переплелись в большинстве крупных компаний, и тем самым они стали объектом раздела между монополиями, составляющими ядра групп старого типа. Медленный и конфликтный процесс постепенного стирания границ между зонами владения и влияния ведет не к исчезновению финансовых групп как таковых, а к консолидации неформальных монополистических альянсов, сцементированных не семейными, территориальными или отраслевыми связями, а переплетением интересов на гораздо более широкой основе. Складываются финансовые группы нового типа — гигантские ассоциации финансового капитала, своего рода финансовые «сверхгруппы». Во Франции выделились две такие укрупненные группы — «Суэц» и «Париба». Технологическо-экономический прогресс В Японии, где этот процесс развился в особенно зрелых формах, крупнейшими являются три финансовые группы нового типа — «Мицубиси», «Сумитомо» и «Мицуи». В США формируются два крупных центра контроля финансового капитала: восточный в лице нью-йоркской укрупненной финансовой группы нового типа и западный в лице ее калифорнийского конкурента. В Бельгии характерные черты таких групп свойственны «Сосьете женераль», в Швеции — альянсу Валленбергов. Примерно в этом направлении идет развитие контактов между нидерландско-английскими группами «Ройал датч-Шелл» — «Алгемепе банк Нелерланд» и «Филипс — Юнилевер» — «Амстердам-Роттердам банк». В других странах тенденция к подобному преобразованию финансовых групп существует, но ее результаты пока выражены менее отчетливо. Группы нового типа возникают не «на развалинах» прежних: происходит перерастание одних в другие, хотя при этом и утрачивают былое влияние многие мощные союзы монополий. Границей, разделяющей эти два типа групп, является смена господствующего способа контроля над компаниями. Власть на основе владения значительной частью акций семьей, региональным и отраслевым альянсом промышленников и банкиров сменяется характером отношений, при котором владение и распоряжение акционерной собственностью той же финансовой олигархией опосредуется учреждениями кредитно-финансовой системы.