Стройматериалы        30 мая 2014        41         Комментарии к записи Как налоговые инспекторы подставляют компании отключены

Как налоговые инспекторы подставляют компании

На какие вопросы Вы найдете ответы в этой статье:
  • Как инспекции ФНС помогают друг другу в случае с поддельными документами
  • Каким образом появляется задолженность на счетах компании
  • Когда несовпадение юридического и фактического адресов может стать роковым
Почему допросы на руку налоговикам
Что бы ни говорили налоговики, планы начислений существуют. Ежеквартально для каждой инспекции утверждается расписание выездных мероприятий с указанием, какие компании проверить, сколько доначислить и на основании чего произвести эти начисления. С каждым годом проверяющие придумывают все больше хитростей. Поэтому нужно также проявлять изобретательность и инициативу в защите своих прав. Расскажу, с какими случаями я сталкивался в своей практике.
Иск от имени алкоголика, руководящего компанией-контрагентом
Компании после выездной проверки доначислили налоги. Основание: первичные документы подписаны от имени якобы недобросовестного контрагента (решение о его регистрации признано недействительным). Владелец компании обратился в суд. Первая и апелляционная инстанции встали на его сторону, указав, что фирма-контрагент на момент заключения договоров была действующим юридическим лицом, а решение о признании регистрации недействительной появилось позже и не говорит о недобросовестности компании.
Тогда инспекция решила усилить доказательную базу. Написала иск от имени формального руководителя компании-контрагента, предварительно убедившись, что тот алкоголик и наркоман. Исковое заявление о признании сделок недействительными подало неизвестное лицо без доверенности, однако канцелярия суда приняла иск. При рассмотрении дела инспекцию привлекли в качестве третьей стороны. Истец (алкоголик) исправно являлся на заседания, но его поведение в суде говорило об отсутствии каких-либо деловых взаимоотношений с компанией. Сейчас дело направили на новое рассмотрение. Борьба продолжается.
Что нужно было предпринять? Еще до первого заседания суда к материалам «искусственного» дела представить первичные документы, которые бы:
  • Подтверждали взаимоотношения компании и формальной фирмы;
  • Признавали существование спорных сделок предыдущими судами в рамках первого дела.
Платеж был, но ушел «в верхнюю недоимку»
Компания уплатила налог за конкретный период (допустим, за II квартал). Но за предыдущие периоды у нее есть задолженность, которая не была взыскана налоговиками вовремя. Тогда отдел урегулирования задолженностей ИФНС выставляет компании требование об уплате налога за текущий налоговый период (II квартал). Та оспаривает его в суде, но инспекция сообщает, что платежное поручение по уплате налога за этот период было заполнено неверно и уплаченная сумма автоматически «ушла в верхнюю (более раннюю) недоимку». Контролеры ссылаются при этом на статью 78 Налогового кодекса, в которой сказано, что сумма излишне уплаченного налога подлежит зачету в счет погашения недоимки. Правда, эта же статья предусматривает обязанность налоговой инспекции сообщить предприятию об известном ей факте излишней уплаты налога и сумме переплаты. Но и здесь у налоговиков есть уловка. Чтобы подтвердить, что они так и поступили, инспекторы «рисуют» соответствующие уведомления и реестры (на этот случай в их канцелярии всегда имеются незаполненные реестры с почтовым штампом о принятии заказной корреспонденции от любых дат) и представляют эти документы в суд.
К счастью, факт отсутствия у компании задолженности легко доказать в суде, достаточно предъявить платежные поручения. Суды обычно принимают решения в пользу бизнесменов, указывая, что у ИФНС не было полномочий самостоятельно распоряжаться поступившими деньгами и направлять их на погашение какого-либо долга компании без ее согласия.
Приписки в протоколах допроса и ошибки в них
Этот вид фальсификаций очень распространен. Контролеры задают вопросы и записывают ответы сотрудников опрашиваемой компании в протокол (как уверяют, почти всегда в присутствии опрашиваемого). Но достаточно оставить без прочерка две строки, и необходимые показания будут получены контролерами путем последующего вписания.
Бывает, налоговики нелепо переводят названия компаний, записанные латиницей. В итоге контрагенты этой фирмы говорят, что отношений с ней не имели. В одном из дел контрагента спросили, работал ли он когда-нибудь с ООО «Борс»; тот сказал, что нет. В реальности же компания называется Vogg’s. В этом случае удалось получить еще один протокол допроса от той же налоговой инспекции с правильным указанием контрагента и выиграть дело.
Пустые письма
Налоговики могут отправить заказное письмо в другую инспекцию с поручением провести встречную проверку. В конверт достаточно положить чистый лист бумаги. Придет ответ, в котором дружественная инспекция уведомит об ошибочном направлении письма без содержания. В результате есть бланк инспекции, подпись ее должностного лица, исходящий номер. Не составляет труда отсканировать бланк и подписи и вписать необходимый ответ. Например, такой: контрагент, согласно полученному ответу, недобросовестный – не сдает отчетность, не уплачивает налоги и т. д. И у налогового органа возникает «неоспоримое» доказательство вины налогоплательщика.
При желании эти обстоятельства легко выявить. Например, когда мы оказались в подобной ситуации, наш сотрудник позвонил в инспекцию контрагента и представился работником юридического отдела нашей налоговой службы. Попросил помочь – прислать факсом настоящее письмо (реквизиты письма у нас имелись из материалов выездной проверки) под предлогом того, что мы его не можем найти, а судебное заседание через два часа. Сотрудники инспекции контрагента пошли навстречу и прислали по факсу настоящий ответ на поручение. Имея копию письма, мы готовились заявить о фальсификации доказательств, но на этой стадии вопрос решился мирным путем.
А был ли грузовик?
Один из любимых способов налоговых инспекторов определить, была ли поставка реальной, – изучение товарно-транспортных накладных (ТТН). По сути, при работе с непроверенными поставщиками ТТН – одно из самых слабых звеньев в системе вычетов налогоплательщика. Инспекторы запрашивают сведения об автомобилях контрагента из ГИБДД города и ГИБДД субъекта РФ. Естественно, контролеров устраивает ответ, в котором отсутствуют сведения об автотранспорте. Еще один способ – выяснение адресов водителей и допросы. Разумеется, ничто не мешает налоговикам интерпретировать показания в нужном направлении.
В подобной ситуации компаниям как минимум нужно тщательно отслеживать мероприятия инспекторов, проводить инструктаж водителей перед допросом и организовывать его юридическое сопровождение. Идеальным вариантом была бы неявка водителей контрагента на допрос. Случаи привлечения за это к ответственности мне неизвестны.
Осмотр без осмотра
При проведении контрольных мероприятий налоговики одной инспекции могут направить поручения другим налоговым инспекциям провести проверки контрагентов по адресу их местонахождения. Часто контролеры используют старые юридические адреса, не утруждая себя поиском актуальных. Следовательно, все запросы по исполнению поручения направляются по старому адресу контрагента, и запрос не может быть им получен.
На основании этого исполняющий поручение налоговый орган дает ответ, что невозможно подтвердить взаимоотношения налогоплательщика с контрагентом, что указывает на фиктивность сделок. Получив такой ответ, ИФНС, проводившая проверку, производит доначисления налогов.
В подобных ситуациях мы всегда сами проводим осмотр помещений спорных контрагентов в присутствии представителя управляющей компании, участкового или представителя ТСЖ и как минимум находим следы пребывания наших контрагентов, например вывески.
Расчет на доверие или невнимательность
Суды склонны верить расчетам налоговиков, да и вряд ли кто-то (в том числе сам инспектор) будет пересчитывать выписки из банка за три налоговых периода. Хорошо, если у компании внимательный бухгалтер, который пересчитает суммы и все несоответствия укажет в возражении на акт проверки. А вот небольшие фирмы и предприниматели часто попадаются. Приведу пример. Когда компании платили ЕСН, то из суммы этого налога надо было вычитать платежи в Пенсионный фонд. Инспекторы в одном из дел трактовали это так: поскольку ставка ЕСН – 26%, а пенсионного взноса – 14%, то значит, от общей суммы фонда оплаты труда организация должна заплатить 12% (26% – 14%). А то, что ЕСН считали нарастающим итогом по каждому работнику, что необходимо проверять фактическую уплату компанией пенсионных взносов и что слова «сумма» и «процент» – понятия разные, они во внимание не принимали.
Суд обязал представить правильный расчет. Налоговики это сделали, но вновь допустили ошибки, при этом данные справок по форме 2-НДФЛ, поступившие от контрагента компании по электронной системе, были изменены, то есть расчет подогнали под нужные суммы. В суде компания заявила, что у нее нет оснований не доверять налоговому органу. Все ошибки выявились после тщательной проверки аудиторами данной компании.
Вывод: нужно в письменном виде представлять свой расчет и при необходимости дополнять его документами, подтверждающими каждую цифру.
Не виноват? Все равно плати!
Я не раз читал решения выездных проверок, из которых было неясно, что компания нарушила. Так, однажды фирма не представила в налоговую инспекцию документы, подтверждающие оприходование импортных товаров. При этом в решении ИФНС не было указано, какие именно бумаги нужны. Ряд неточностей компания скорректировала еще при подаче возражений на акт проверки. В итоге о том, что по результатам проверки не были выявлены нарушения, знали все: и отдел выездных проверок, и начальник инспекции, и вышестоящий налоговый орган. Но решение осталось в силе. Сумма доначислений составляла 5 млн руб. Думаю, в данном случае действовали внутренние распоряжения о необходимости выполнения плана доначислений любой ценой. Выход один: идти в суд и бороться за свои деньги.
Говорит Генеральный Директор: Управляющий партнер юридической компании, Москва (на условиях анонимности)
Пример 1. Налоговики узнали, что компания располагается не по юридическому адресу. Тогда контролеры от ее имени подали уточненную декларацию с доначислением большой суммы налога. Все цифры в ней были вымышленными, а подпись и печать – поддельными. Затем декларацию отправили в ИФНС по почте, а в качестве обратного адреса указали юридический. В этом случае определить настоящего отправителя было невозможно. Принимая декларацию, налоговики, разумеется, не проверяют печати и подписи на предмет подлинности. Доначисления внесли в базу данных. Ничего не подозревавшая компания сумму налога и причитающиеся пени по этой декларации не уплачивала. Образовался крупный долг. Задолженность отразилась на лицевых счетах компании, и ИФНС вынесла решение о привлечении фирмы к ответственности по статье 122 Налогового кодекса и начислила пени.
Далее налоговики стали взыскивать долг. Оформили требование об уплате налога и направили его по юридическому адресу. Организация по-прежнему ничего не подозревала. Выждав срок, отведенный на добровольное исполнение требования, контролеры решили принудительно взыскать деньги и направили соответствующие инкассовые поручения в банк (ст. 46 НК РФ). На следующий день деньги были списаны со счета, и только тогда компания узнала о случившемся. Для возврата средств ей пришлось потратить очень много сил и времени.
Подобная схема примечательна тем, что действия налоговиков, начиная с приема декларации, ввода начислений и заканчивая списанием средств со счетов, формально правомерны. Установить составителя и отправителя декларации невозможно. Разумеется, в подобных случаях все списывается на происки конкурентов.
Пример 2. Налоговики, проводя камеральную налоговую проверку и зная о фактическом местонахождении организации, направляют требование о представлении документов только по юридическому адресу. Очевидно, такое требование фирма не получает и документы в налоговый орган не представляет. Это становится формальным поводом для доначисления организации сумм налога, пени, а также штрафа за непредставление документов. Чтобы избежать неблагоприятных последствий, компаниям приходится обращаться в суд.
Пример 3. Всем бухгалтерам известно, насколько трудно заполнить декларации. К тому же о формальностях (например, с какой клеточки писать ИНН) гораздо проще спросить налогового инспектора – он-то наверняка знает, как надо. Иногда подобные консультации оказываются неточными, а то и вовсе неправильными. Когда же выявляется истина, отвечать за ошибку приходится налогоплательщику. Вот пример: предприниматель занялся производством и продажей молока и молочных продуктов. Решил перейти на «упрощенку». Чтобы подать заявление, пришел в ИФНС.
Инспектор, принимая документы, посоветовала ему приобрести патент, по которому предприниматель вправе заниматься услугами по переработке молока, что он и сделал. Через пару налоговых периодов выездная проверка выявила нарушение законодательства: переработка молока действительно подпадает под патентную систему, но, помимо этого, предприниматель занимался реализацией молочной продукции, а эта деятельность уже должна вестись по упрощенной системе и облагаться другим налогом. Кто кого не так понял – неважно, предприниматель нарушил требования Налогового кодекса РФ и должен отвечать.
Рекомендации. Общая рекомендация по первым двум примерам такова: лучше, чтобы Ваша компания находилась по адресу регистрации. Вариант – позаботьтесь об оперативном поступлении корреспонденции с юридического на фактический адрес. Чтобы не стать жертвой уловок, описанных в примере 3, обращайтесь с вопросами в ИФНС только письменно. Дополнительно консультируйтесь в юридических или аудиторских фирмах. Многие краткие консультации предоставляются бесплатно.
Говорит Генеральный Директор: Кира Гин-Барисявичене – Управляющий партнер группы компаний «Содействие бизнес-проектам», Москва
Сегодня самый распространенный способ доначислить налоги – найти фирмы-однодневки, с которыми работала Ваша компания. Главное доказательство – протокол допроса свидетеля, которым выступает директор «однодневки» (он заявляет, что Вашу компанию не знает). По закону нужно вручить повестку о вызове свидетеля на допрос лично либо направить ее по почте. Ради протокола налоговики не ленятся приходить к свидетелю домой даже в субботу вечером. Однако он не всегда живет по адресу регистрации. Как поступают инспекторы, когда доказательства собраны, а допросить директора не удалось? Первый вариант: контролер, имея образец подписи номинального директора (карточка П-1), сам пишет протокол и просит приятеля поставить подпись «директора». Второй вариант – составление протокола по уже существующим допросам директоров фирм-однодневок. Если номинальный директор когда-то был допрошен и заявил, что не знает какой-то компании, то, скорее всего, о другом контрагенте он отзовется так же. Все, что нужно сделать, – взять аналогичный протокол допроса по другой компании и вписать данные нужной контролеру «однодневки». Парадокс ситуации в том, что, даже если Ваша компания, получив доступ к заявлению, заверенному при регистрации номинальным директором, или к банковской карточке, сравнит подпись на них с подписью на протоколе допроса и обнаружит расхождения, использовать это против налоговиков очень трудно.
Фальсификацию документов доказать сложно. Конечно, это можно сделать с помощью экспертизы, ее назначает арбитражный суд (ст. 161 АПК РФ). Однако эта процедура налогоплательщику может выйти боком. Если суд примет его заявление о фальсификации протокола допроса свидетеля, то может заинтересоваться реальностью подписи директора на первичных документах. Поэтому истцу, который знает, что номинальный директор не подписывал первичных документов, не стоит настаивать на экспертизе подписи, иначе он может насолить только себе.
На мой взгляд, единственный вариант подстраховаться – работать с контрагентами, которым можно всегда позвонить и уточнить, допрашивали их в реальности или нет. Также можно ходатайствовать в суде о вызове для проверки показаний директора компании-контрагента в качестве свидетеля либо представить суду его нотариально заверенные показания.
Редакция журнала «Генеральный директор»