Обо всем        01 июня 2014        48         Комментарии к записи Как выйти из мирового экономического кризиса отключены

Как выйти из мирового экономического кризиса

Происходящий сейчас мировой экономический кризис является следствием того, что мы живем в Информационном Веке, в то время как наши социальные структуры и наше понимание экономики остались такими же, как они были в Индустриальном веке, так что теперь эти устаревшие структуры неконтролируемо разрушаются.
Экономический кризис можно преодолеть только осознав и приняв реальности Информационного Века и адаптировав к ним наши социальные структуры и наше миропонимание. Любая попытка разрешить кризис исключительно методами финансового регулирования обречена на провал: решение проблемы должно быть комплексным и обязательно отражать объективно произошедшие изменения, пришедшие с наступлением Информационного Века, где главным действующим лицом стала не социальная структура и не организация, а человек.
Изменения произошли настолько быстро и были такими радикальными, что мало кто смог за ними угнаться и к ним адаптироваться. В качестве примера можно привести предвыборную речь Геннадия Зюганова, который предложил национализировать всю промышленность (не только добывающую, а вообще всю!), создать крупные колхозы и воссоздать тяжелую промышленность, которая была в Советском Союзе. Великолепная речь, если бы на дворе был 1961 год! Но Китай с 1961 года немножко изменился, так что создавать конкурентоспособную тяжелую промышленность, причем с нуля, в том, что касается как станков и инфраструктуры, так и кадров, уже поздно. Но дело здесь в том, что воспоминаниями давно прошедших дней сегодня живет не только Зюганов.  
Греция задолжала триста пятьдесят миллиардов долларов (если не больше), и вот министры финансов собираются, чтобы подумать какой экономический миф создать и какие ничем не обеспеченные финансовые инструменты выпустить, чтобы отложить как выплату, так и расплату. А как Греции удалось одолжить и растратить такую громадную сумму? Ну, Греция верила в экономические мифы и скупала ничем не обеспеченные финансовые инструменты, тщетно надеясь отложить как выплату, так и расплату. Это типичная финансовая пирамида, и проблемы она не решит. Очевидно, что Греция не может расплатиться с долгами, потому что там нет промышленности, нет реально конкурентоспособных отраслей экономики, а есть коррумпированное правительство, которое народ своими налогами поддерживать не желает. Да и сам народ недостаточно конкурентоспособен, работать не хочет и, главное, не хочет меняться к лучшему. Например, народ Таиланда гораздо менее образован, чем греки, но желания учиться и работать, преуспеть, стать частью мировой экономики, в Таиланде гораздо больше.
Информационный Век – понятие гораздо более широкое, чем просто то, что связано с компьютерами, интернетом, мобильной связью или социальными сетями: это Век, в котором основной производственной силой является мозг отдельного человека, его способность создавать новое, творить. Кроме того, все «мозги» еще и объединены в информационную сеть, которая позволяет не только получать информацию, но и совместно находить решения, по сути дела, организовывать производство и создавать экономический рост. Этим интернет разительно отличается от радио и телевидения. Но наши социальные структуры до сих пор принадлежат к Индустриальному Веку, то есть к тому времени, когда от работника требовалась только рука, управляющая металлообрабатывающим станком. Такие рабочие нуждались в профсоюзах, потому что у индивидуального человека голоса не было. Они нуждались в партиях, чтобы думать одинаково и действовать сообща. И им нужно было сильное государство, для контроля, организации и самоидентификации. Таким людям нужна была газета, чтобы знать, что думать и говорить. Сегодня, индивидуальный блоггер может быть более влиятельным, чем газета.    
Времена поменялись. Сегодня компания Гугл оценивается в несколько раз дороже, чем индустриальный гигант Дженерал Моторс, но если посмотреть на социальные структуры современного мира, то кажется, что мы еще живем в то время, когда весь «Гугл» умещался бы в одной пыльной комнатке в Дженерал Моторс, просто чтобы вести архивы компании.
Обратимся к мировой истории. Три тысячи лет назад, победители могли полностью уничтожить население захваченного ими города: они не отличали одного человека от другого, для них существовал только «народ», и представители этого побежденного народа не имели никакой ценности. Затем, люди стали каким-то образом выделяться. Например, появились классовые или кастовые различия, из которых следовало, что любой дворянин неизмеримо лучше, чем любой крестьянин, не говоря уж о рабе. Затем люди стали отличаться по профессиям и по уровню образования. В 1572 году, французские католики решили, что протестанты-гугеноты заслуживают смерти, и зарезали тысячи гугенотов в одном только Париже. Это уже был шаг вперед: ведь убивали не каждого, а только тех, кто решил стать протестантом. Но и это было еще только началом пути: гугенотов убивали массово, без суда, который мог бы установить меру их индивидуальной ответственности. Итак, вот исторический тренд: как действующее лицо, мы сначала могли рассмотреть только нацию, потом класс, потом группу людей с одинаковыми характеристиками, и наконец, индивидуума. Слово «рассмотреть» здесь очень подходит: ведь то же самое происходило и с человеческим зрением. Первые очки были сделаны в 1286 году, микроскоп был изобретен в 1590 году (то есть, как раз тогда, когда в Париже резали гугенотов), а теперь мы можем рассмотреть в микроскоп даже индивидуальную молекулу. Вот другой способ  описать причины кризиса: состояние технологии у нас таково, что мы не то что человека, а молекулу разглядеть можем, но наше государство, наше социальное устройство до сих пор отдельного человека не может разглядеть.
Сегодня мы живем в эру индивидуумов, основным производительным органом которых является мозг, а наивысшей ценностью – позиция, занимаемая им в обществе, то есть, в социальных сетях различных типов. Но если это так, тогда объясните мне, пожалуйста, что такое профсоюз, зачем нужны партии, что такое гражданство и даже само государство. Раз уж мы упомянули резню протестантов, то стоит упомянуть, что сегодня во Франции больше верующих посещает мечеть, чем церковь. Кто размахивает французским паспортом и радостно кричит: «Я – француз!» Мусульманин из Бенина, который никогда не пил вина и не читал Вольтера. Ко всему этому надо уметь адаптироваться: ведь современная экономика теряет управляемость если ее социальные структуры отстали на целую эру.  
Информационный Век принес с собой свои серьезные вызовы и опасности, главным из которых является неумение индивидуумов противостоять направленной на них изощренной пропаганде, которая откровенно стремится превратить их в управляемых и контролируемых рабов. Если человек верит, что лучшую еду подают в ресторане быстрого питания, что он должен отдать свою месячную зарплату за майку от известного дизайнера, если смысл его жизни состоит в том, чтобы не пропустить футбол – то вполне можно говорить о потере им независимости.
Вот что западным странам необходимо сделать, чтобы победить экономический кризис (и вот что они никогда не сделают, так как находятся в политическом, идеологическом и социальном плену):
  • Существующие социальные обязательства государства должны быть либо отменены, либо уменьшены, а потом розданы гражданам в виде денег либо денежных инструментов. После этого государства должны свести выдачу социальных обязательств к абсолютному минимуму.
  • Количество бюрократов и бюджетников должно быть сокращено в разы, расходы на оборону сокращены в разы, и таким образом бюджет государства также должен быть сокращен в разы, причем возможно сделать это без большой потери эффективности государства.
  •  Профессиональные союзы, более высокая зарплата членов профсоюзов, а также забастовки должны быть поставлены вне закона. Есть другие способы защитить законные права работников.  
  • Налоги должны быть резко снижены и упрощены, так как государству много денег не нужно. Пенсионные фонды должны быть частными, но должны работать под строгим контролем их акционеров.
  • Главной функцией государства должна стать поддержка и защита частого сектора, работающего в рамках понятных и справедливых законов
  •  Образование и профессиональная подготовка должны быть доступны, но при этом образовательные институты должны быть передовыми и ориентированными на выпуск настоящих профессионалов, конкурентоспособных на мировом рынке. В то же время, граждане должны понимать, что социальной помощи тем, кто решил не работать, оказываться не будет.
  • Система здравоохранения должна быть переориентирована на профилактику заболеваний, а доступ к ней должен быть обеспечен всем гражданам.
В результате:
  • Квалифицированный работник сможет работать за ту зарплату, которую ему предложит свободный рынок.
  •  Государство будет готово помочь всем, кто не может помочь себе сам.
  •  Государство будет готово оказать помощь всем, кто имеет свой бизнес или хочет поднять свою квалификацию. Задача государства – создать условия, чтобы каждый гражданин мог добиться максимального персонального успеха.
  • В то же самое время, должно быть запрещено получать несправедливые преимущества, используя политические, организационные или иные связи. Дискриминация всех видов также должна быть запрещена.
Сегодняшний экономический кризис есть результат неготовности западных государств и надгосударственных структур адаптироваться к реальностям Информационного Века. Например, западные государства проигнорировали массированную компанию в прессе, направленную на продажу сначала переоцененной недвижимости, а потом и не имеющих реальной стоимости финансовых инструментов, которые на этой недвижимости базировались. Эта крупнейшая финансовая афера практически разорила США и Западную Европу при полном попустительстве правительств этих стран.
Это не заговор, а элементарная неэффективность. Это напоминает туземцев, которые смело бросались в битву против белых колонизаторов, а потом оказывалось, что у белых были ружья. Также случилось и с западными странами: самолеты и ракеты были на боевом посту, но беда пришла не оттуда, и банки, а с ними и вся экономика, оказались в руинах.