Карельского историка Юрия Дмитриева осудили на 3,5 года. Он может выйти на свободу осенью

  Новости        22 июля 2020        122         0

Карельского историка Юрия Дмитриева осудили на 3,5 года. Он может выйти на свободу осенью

Карельский историк, член правозащитного общества «Мемориал» Юрий Дмитриев признан виновным по делу о насильственных действиях сексуального характера в отношении своей приемной дочери и приговорен к трем с половиной годам лишения свободы. Об этом сообщил Би-би-си адвокат обвиняемого Виктор Ануфриев.

Как пояснил адвокат, суд не признал виновным Дмитриева в изготовлении и хранении порнографии, а также хранении оружия и развратных действиях (обвинения из первого дела), но признал виновным в насильственных действиях сексуального характера.

По словам Ануфриева, такой приговор означает, что с учетом срока, уже отбытого под стражей, Дмитриев может выйти на свободу осенью. Сначала адвокат предположил, что это может случиться уже в сентябре, однако затем ознакомился с письменной версией решения и уточнил, что все же речь идет о ноябре.

Защитник уточнил, что «Дмитриев отреагировал [на приговор] положительно, особых эмоций не высказал». Он остается в СИЗО.

Так как потерпевшей по делу проходила несовершеннолетняя, суд проходил в закрытом для прессы режиме. Именно поэтому о приговоре журналисты узнали со слов адвоката.

Кто такой Дмитриев

Имя Дмитриева связано прежде всего с обнаружением расстрельного полигона в Сандармохе, близ города Медвежъегорска. Там были найдены и исследованы 236 коллективных могил, в которых содержатся более шести тысяч тел заключенных, казненных в годы Большого террора.

Карельского историка Юрия Дмитриева осудили на 3,5 года. Он может выйти на свободу осенью

“Это наша история, от нее никуда не деться”

Те, кто поддерживал Дмитриева и заявлял о его невиновности, говорят, что причиной его преследования могла быть публичная деятельность историка, писавшего и выступавшего на тему сталинских репрессий и привлекавшего зарубежные делегации для памятных визитов в Карелию.

В последние годы все это все больше шло вразрез с позицией карельских властей. С 2016 года республиканские чиновники перестали посещать мемориал в Сандармохе в день поминальной церемонии 5 августа.

Вскоре после ареста Дмитриева стала все чаще обсуждаться гипотеза о том, что в Сандармохе могли быть расстреляны и советские военнопленные из финских лагерей, стоявших у Медвежъегорска в годы войны.

Несмотря на то, что документальных свидетельств этой гипотезы нет, Российское военно-историческое общество, известное своими усилиями по популяризации подвигов советских солдат в годы войны, провело уже два раунда раскопок, пытаясь определить, есть ли среди похороненных в Сандармохе советские солдаты.

Корреспондент Би-би-си Олег Болдырев — о суде над историком Юрием Дмитриевым:

Никто никогда не говорил, что Юрий Дмитриев — мягкий в общении и покладистый человек. Чаще можно услышать определение «волк-одиночка». И это — от тех, кто любит и уважает его. В среду около сотни таких людей собрались у городского суда Петрозаводска, чтобы узнать, какой приговор вынесут Дмитриеву. Прокуратура просила для него 15 лет тюрьмы.

Дмитриев — один из тех, кого можно назвать «народным историком». Бывший помощник народного депутата взялся за полевые исследования мрачной истории Карелии. Тут были расстреляны десятки тысяч заключенных в годы Большого террора. До трети жителей, уверен Дмитриев — потомки тех, кто был сослан на стройки и в лагеря Севера и выжил.

Главную известность Дмитриеву принесло обнаружение одного из самых огромных расстрельных полигонов сталинской поры. Опираясь на архивную работу двух петербургских историков он нашел сотни массовых могил в сосновом урочище Сандармох. И потом долгие годы составлял мемориальные списки тех, кто был расстрелян там и такие же памятные книги о репрессированных и расстрелянных в других уголках Карелии.

Но судили его, конечно, не за это. Обвинения были предъявлены такие, от которых нормальный человек впадает в ступор. Адвокат Дмитриева аккуратно называет их «нехорошими статьями».

У Дмитриева была приемная дочь. Он боялся, что по каким-то причинам за ней придет опека и будет предъявлять претензии. И потому решил фотографировать ребенка голышом, чтобы доказать, что развивается девочка нормально. Два года назад, когда первое обвинение в изготовлении «порнографии» рассыпалось в суде, я спросил Дмитриева, стал бы он поступать таким образом, если бы знал, чем это обернется.

«Безусловно», — не задумываясь сказал тот. Потому что он фотографирует вообще все — такая странная одержимость документированием всего, что встречается.

После первого суда на свободе Дмитриев пробыл меньше трех месяцев. Дочь у него отобрали и она жила со своей родной бабушкой. Именно она и принесла заявление о том, что приемный отец допускал развратные действия.

Так началось второе дело, и Дмитриев вернулся в петрозаводское СИЗО, а знакомые стали искать по всей Карелии для него «Беломорканал». Беломорканал — одна из первых строек, где был использован труд заключенных. Тоже тут, в Карелии.

И хотя Дмитриева все-таки осудили, он сидел в СИЗО так долго, а наказание назначено такое мягкое, что, видимо, вскоре он выйдет на свободу. Его сторонники рады, что половину обвинений суд все-таки отверг. Но, как сказала Мария Алехина из Пусси Райот: «Это лучше, чем смерть, потому что запрос прокуратуры, это — смертный приговор. И то, что в ближайшее время он выйдет на свободу, это хорошая новость. Но он невиновен».

В чем обвиняли историка

Второе дело против Дмитриева шло два с лишним года. В апреле 2018 года суд оправдал его по обвинению в изготовлении порнографических снимков девочки. На свободе историк находился два с половиной месяца и был арестован в июне 2018 года после заявления бабушки биологической матери ребенка.

Та, якобы со слов дочери, заявила, что Дмитриев допускал развратные действия. После того как следствие предъявило соответствующие обвинения, первый вердикт был отменен и дело о порнографии стало рассматриваться вновь.

В первом деле, которое было возбуждено в конце 2016 года, внимание следователей привлекли снимки ребенка в обнаженном виде. Дмитриев объяснил, что фотографировал девочку обнаженной для контроля ее физического развития в том случае, если органы опеки заинтересуются здоровьем ребенка.

Экспертизы, проведенные в первом процессе, заключили, что снимки не являются порнографическими, а сам Дмитриев не имеет наклонностей педофила.

Суть обвинений во втором процессе долгое время оставалась неизвестной вообще — из-за того, что потерпевший — ребенок, процесс был закрыт для освещения. Однако на прошлой неделе «Новая газета», чей корреспондент сумел ознакомиться с делом, сообщила, что в вину Дмитриеву вменялось несколько эпизодов прикосновений к промежности ребенка.

Однако подсудимый заявил, что ощупывал трусы ребенка, заподозрив что девочка, страдавшая недержанием, описалась.

Сторонники Дмитриева убеждены, что оба дела сфабрикованы и являются ответом властей на его жесткую позицию в том, что касается историй сталинских репрессий в Карелии.

Почему срок мягче, чем предусматривает закон

Петербургский адвокат Михаил Уткин, ранее занимавший пост заместителя главы управления Следственного комитета РФ по Ленинградской области, сказал Би-би-си, что если Дмитриева осудили по части 4 статьи 132 УК РФ, где минимальное наказание предусматривает 12 лет лишения свободы, снижение срока до 3,5 лет «является беспрецедентным».

«В моей 23-летней прокурорско-следственной и пятилетней адвокатской практике такого не было никогда — а я расследовал такие дела, направлял их в суд как прокурор, а также осуществлял защиту обвиняемых по той же статье», — сказал Уткин.

Он уточнил, что после вступления приговора в силу Дмитриеву по этой тяжкой статье должны зачесть сроки, проведенные в СИЗО, из расчета один к одному. Шансы на оправдание в апелляции, исходя из практики рассмотрения уголовных дел в России, адвокат Уткин считает минимальными.

Между тем другой адвокат, пожелавший сохранить анонимность, сказал Би-би-си, что на практике столь существенное снижение наказания фактически означает, что Дмитриева могли, но не захотели оправдать.

«Оправдательные приговоры всегда старались не выносить, и такое снижение сроков обычно применялось по другим статьям, если дело совсем «гнилое». — сказал собеседник Би-би-си. — Сейчас эта практика сохраняется в субъектах федерации, но в Санкт-Петербурге и Москве все же стараются ее не применять — предпочитают вернуть дело на доследование и там его «похоронить» или все же найти вариант для вынесения более ясного обвинительного или оправдательного приговора».

Член президентского Совета по правам человека адвокат Юрий Костанов (бывший прокурор и экс-глава управления юстиции по Москве) также называет приговор Дмитриеву беспрецедентным и считает присужденное ему наказание вариантом «коллатерального правосудия» — то есть поиска судом обходных путей.

«Я не видел материалов дела Дмитриева, но такая мягкая мера, не соответствующая тяжести вмененного ему преступления — особенно в наше время, когда по таким делам назначают суровые наказания — свидетельствует как минимум, что судья не убежден в виновности подсудимого, но при этом не готов его оправдать — тем более что Дмитриева пришлось бы оправдать повторно», — сказал Би-би-си Костанов.

Адвокат отметил, что снижение наказания фактически до срока, который может быть зачтен подсудимому и позволит ему выйти на свободу, судьи на практике применяют и в тех случаях, когда не видят в деле состава преступления, но уверены, что оправдательный приговор не устоит в апелляции.

Источник

  Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы