Киев. «Памятник, достойный сохранения»…

  Новости        14 мая 2020        126         0

…или Настырный бригадир

1651 год… В разгаре война украинских козаков с польским королевством. Боевая судьба сложилось так, что, разбив одно из козацких войск под Лоевым, литовская армия гетмана Януша Радзивилла ненадолго захватила Киев.

Золотые ворота на рисунке Ван Вастерфельда, 1651

Золотые ворота на рисунке Ван Вастерфельда, 1651

Захват города — это всегда беда для его жителей, поскольку «Vae victis», горе побежденным. Но для историков будущего это может быть и удачей. Так произошло и в 1651 году. В войске Радзивилла находился молодой голландский художник Абрахам ван Вестерфельд. И он оставил после себя множество рисунков, который сейчас являются бесценным источником изучения истории города, потому что они — это «живой семнадцатый век».

Несколько рисунков Вкстерфельда показывали одну из главных достопримечательностей города — Золотые ворота. Эти ворота были построены в 1037 году князем Великим князем Ярославом (1018−1054), при котором Киевское княжество достигло пика своего могущества. Но века беспощадны, и в середине семнадцатого века это уже были просто развалины. Развалины, которые многим мешали. И идея разобрать эту «груду камней» возникала не раз. Но, к счастью, Сенат Российской империи приказал: «Показанных в Киеве церковных стен не ломать, а … помянутый выход (т. е. Золотые ворота) как потребно починить, исправить, сделав для твердости каменный фундамент». На фундамент, конечно, не хватило ни времени, ни денег, ведь Империя вступила в длительный период русско-турецких войн. Поэтому в 1755 году древние Золотые ворота были просто засыпаны землей, а рядом военный инженер Даниил де Боскет построил новые, одноименные. Которые и просуществовали, как часть киевских оборонительных сооружений до 1799 года.

С 30-х годов XIX века начали готовить новый градостроительный план Киева, и груда земли, торчащая на одной из главных предполагаемых улиц Киева (ныне — улица Владимирская) вновь начала вызывать вполне естественное недоумение и раздражение. Опять начались разговоры о сносе…

И ведь снесли бы, если бы не настырность, связи и чиновничий опыт одного человека, Кондрата Андреевича Лохвицкого.

Кондрат Лохвицкий, родившийся в 1775 году, за первые 44 года жизни сделал неплохую административную карьеру финансиста-ревизора — сначала в Адмиралтейской, потом в Военной коллегиях. Неоднократно бывал под судом, но без последствий. А в 1819 году ушел в отставку в ранге чиновника 5-го класса или «статского советника». Что по «Табели о рангах» соответствовало армейскому «бригадиру» — выше полковника, но еще не генерал. Для учителя пения (а именно им начинал свою карьеру Лохвицкий) это очень неплохо, дослужиться до «Его Высокородия» — так следовало обращаться к статским советникам.

В 1823 году Его Высокородие переселился из Санкт-Петербурга в Киев и с азартом занялся общественной деятельностью и, главное, археологией. Уже в 1825 году году он открыл фундамент Десятинной церкви, построенной в десятом веке Великим князем Владимиром (980−1015), за что другой любитель древностей и герой войны с Наполеоном, князь Петр Витгенштейн, подарил ему свою шпагу 1812 года.

Но главной целью Лохвицкого были Золотые ворота. С начала 1832 года Кондрат Андреевич начал переписку с киевским генерал-губернатором Василием Левашовым с почтительными, но настоятельными требованиями проведения работ по спасению памятника. Речь шла о том, чтобы освободить остатки ворот от земляной засыпи 1755 года и подготовить их «ко всеобщему обозрению».

А пока шла переписка, он делал свое дело и без каких бы то разрешений. 3 мая 1832 года Лохвицкий так и написал в воем дневнике: «сего числа начал раскрывать Золотые ворота».

А переписка с губернатором шла своим чередом. И в ней бригадир Лохвицкий с ответами генерал-лейтенанта Левашова особо не церемонился. Так, в ответ на просьбу о проведении раскопок Десятинной церкви и «других мест», администрация губернатора сообщила: «В необходимости нахожусь отказать Вам в просимом дозволении. Для отыскивания же древности в других местах можете испрашивать согласия городского начальства…». Формально — чистый отказ. Но не для Лохвицкого. Через несколько дней Лохвицкий сообщает через «Московский Телеграф», наверно самый авторитетный журнал своего времени, что «Теперь по записке моей генерал-губернатор В. В. Левашов позволил мне открывать древности в Киевской губернии».

А ссориться с Лохвицким даже губернатор не хотел — у старого ревизора были хорошие связи. Тот же князь Петр Витгенштейн, генерал-фельдмаршал, граф Римской империи. Или генерал-фельдмаршал, князь Фабиан Остен-Сакен, командующий расположенной на Украине 1-й армией. Или киевский митрополит Евгений (Евфимий Болховитинов), влюбленный в киевскую историю не менее Лохвицкого.

А в сентябре 1832 года произошел «подарок судьбы». В Киев приехал император Николай I. В дневнике Кондрата Андреевича записано так: «После смотра войск Государь приезжал смотреть Золотые ворота, а дождь был проливной, с жестким ветром и снегом. Я с 6-ти часов до 2-х часов за полдень, будучи под дождем, весь промок. Лишь только поехал переменить белье и мундир, а в то время без меня Государь рассматривал Золотые ворота, утвердил, что строение древнее и достопамятное. Спросил, кто раскрывает древности. Военный губернатор сказал: «Чиновник 5-го класса Лохвицкий».

Так что с царем Лохвицкому встретиться не удалось, но его посещением Золотых ворот настырный бригадир воспользовался в полной мере. Тем более, что спустя малое время его покровитель, митрополит Евгений, в описании визита императора в Киев, уточнил слова Николая I — «Памятник, достойный сохранения».

Ну, с такой поддержкой никакой губернатор не страшен!

Больше Лохвицкому никто не мешал, а по подписке были собраны деньги. 196 рублей 68 копеек, поскольку для освобождения ворот из земляного плена необходим был труд 894-х рабочих по 22 копейки в день.

Через полгода расчистка Золотых ворот была закончена. От них вывезли 150 кубических саженей земли (около 1400 кубометров) ‑ и обнаружили, что от ворот осталось совсем немного. Не осталось даже тех сводов и остатков надвратной башни-церкви, которые еще были видны ван Вестерфельду. Остались только две параллельные стены воротного проезда — время не знает жалости.

Лохвицкий бросился спасать что осталось и в 1835 году произвел «предохранение от порчи остатков Золотых ворот посредством заливки их вершин жидкостью, составленной из песка и извести», а потом, по рекомендации губернатора Василия Левашова, перекрыл все это деревянной крышей. И украсил клумбой

Кондрат Андреевич Лохвицкий умер в сентябре 1849 года. А через год император Николай I, в очередной раз посещая Киев, опять побывал около Золотых ворот. И приказал генерал-губернатору Дмитрию Бибикову установить вокруг них чугунную решетку. Что и было сделано.

В 1982 году, к 1500-летию Киева Золотые ворота были восстановлены. Считается, что в первоначальном виде. Все равно — это современная «картинка».

Однако если зайти внутрь, то можно увидеть ту, без малого тысячелетнюю кладку, которая помнит и Великого князя Киевского Ярослава, и голландского художника Абрахама ван Вестерфельда, и всероссийского императора Николая. И «настырного бригадира», его высокородие Кондратия Андреевича Лохвицкого…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы