Кто использует и кто позволяет использовать крымских татар против России?

  Новости        10 декабря 2021        13         0

На 16-й сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО, которое в середине декабря состоится в штаб-квартире этой организации в Париже, будет рассматриваться вопрос о включении крымскотатарского орнамента «орьнек» в репрезентативный список нематериального культурного наследия человечества. Заявку подала Украина, которая уже длительное время в своей прессе муссирует этот вопрос.

По Крымскому мосту

По Крымскому мосту © ИА REGNUM

Изучение материалов по данной заявке, размещённых на сайте ЮНЕСКО, вызвало у меня существенные вопросы.

Во-первых, все письма с согласием на эту инициативу, обязательные для подачи заявки, написаны на русском языке. В них отсутствует адресат, но логично предположить, что заявители обращаются в МИД Украины, который и занимался оформлением и подачей этой заявки. В соответствии с украинским законодательством, однако, МИД Украины официальных обращений на русском языке не принимает — русский язык официального статуса на современной Украине лишён.

Логично возникает второй вопрос: заявители знали, кто собирал у них их письма поддержки и почему написали их на русском? А если знали, то почему не задались вопросом, как это получилось, что официальные представители Украины занимаются сбором такого рода документов в российском Крыму? Или те жители Крыма, которые дали своё согласие на данную инициативу, пересылали их в Киев почтой?

Третий вопрос касается гражданства жителей Крыма, подписавших эти письма. Это российские граждане или граждане Украины? И если речь идёт о гражданах России, то имеет ли право Украина использовать их согласие для оформления своей национальной заявки?

То, что речь идёт о сугубо политическом антироссийском демарше с использованием весомой международной конвенции, по-моему, доказывать не надо. Первый заместитель министра иностранных дел Украины Эмине Джапарова, представляя в ЮНЕСКО в начале ноября украинскую заявку по «орьнеку», увязала её с недавно якобы принятым в ЮНЕСКО решением о «мониторинге ситуации в оккупированном Крыму». В её выступлении акцент был сделан вовсе на культурных традициях крымских татар, на красоте и смысловой нагрузке собственно орнамента, за статус которого якобы ратует Киев, а на фальшивых обвинениях в адрес нашей страны за нарушение в Крыму прав человека и «ценностей ЮНЕСКО», за «преследование журналистов», «преследование религиозных объединений», «разрушение памятников»…

Другими словами, помимо внешнеполитического, в этой акции Киева присутствует и сильный подрывной заряд, направленный на прямую дестабилизацию положения в Крыму. «Орьнек» — это не только известный культурный бренд, такое имя носит и успешно работающий и в этом субъекте Российской Федерации региональный центр народных ремёсел. Хотели ли авторы писем в поддержку украинского демарша стать поводом для новых нападок Киева на нашу страну, показать, что не довольны, как российские власти обеспечивают их культурные и образовательные права? Надеюсь, что нет.

Итак, мы столкнулись с хорошо продуманным антироссийским демаршем Киева, осуществляемым при поддержке жителей Крыма крымскотатарской национальности. Интересно было бы узнать, что МИД России уже предпринял и намерен ещё предпринять в данной связи? Хочет ли предпринимать? Будет ли предпринимать? Кто персонально в МИД России отвечает за это?

Есть, как видит читатель, в этом сюжете и важные вопросы, на которые должны ответить также МВД и ФСБ России, правительство Крыма, руководство общественных организаций крымских татар. Не слишком ли велика цена ведомственной монополии МИД России на защиту национальных интересов России и прав наших крымских татар в этом громком международном вопросе? Когда и если гром грянет и нашим интересам будет нанесён удар, кто в МИД России ответит за это, как минимум, своей карьерой?

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы