Бизнес и Управление        25 июня 2014        87         Комментарии к записи Легализация интеллектуальной собственности отключены

Легализация интеллектуальной собственности

Выражения «легализация интеллектуальной собственности», «реструктуризация и приватизация имущественных интеллектуальных прав», «паспортизация интеллектуальной собственности и ее модификаций», как правило, вызывают недоумение или нарекания со стороны «академической школы интеллектуальной собственности». Вместе с тем, они отражают реальное состояние менеджмента интеллектуальной собственности и управления рисками правообладателей, поэтому тем, кто «от сохи», все очевидно без комментариев. Подавляющее большинство заявляемой по договорам, включая государственные контракты, интеллектуальной собственности не имеет надлежаще оформленных документов, подтверждающих ее наличие и использование без нарушения интеллектуальных прав. Всегда есть ссылка о принадлежности исключительного права на интеллектуальную собственность, но отсутствуют процедуры признания и подтверждения интеллектуальной собственности, ее использования без нарушения интеллектуальных прав и передачи (отчуждения, перехода) исключительного права или лицензионных условий использования интеллектуальной собственности. Свидетельства о регистрации или о депонировании программ для ЭВМ и баз данных выдают желаемое за действительное — они отражают не подтвержденное частное мнение заявителя регистрации и не являются правоустанавливающими документами.

Надеяться на патенты тоже не приходится — в обороте интеллектуальной собственности они занимают не более 15 % и не применимы к произведениям (включая программы для ЭВМ); их можно оперативно «перекрасить» или отозвать по основаниям отсутствия отчуждения прав патентования от работников; без технологической документации, носителя «ноу-хау» и ресурсов они практически не имеют ценности — разве что для съемок продолжения фильма «Гений». При этом, технологическая документация может рассматриваться, оформляться и использоваться как интеллектуальная собственность для ограничения использования патентов. И наоборот, эксплуатация интеллектуальной собственности (например, программы для ЭВМ) может стать невозможной при наличии в спецификации результатов интеллектуальной деятельности потенциально охраноспособных технических или художественно-конструкторских решений — то есть интеллектуальная собственность обременений не имеет, может участвовать в сделках, финансовых операциях и хозяйственном обороте, но ее практическая эксплуатация будет невозможна без разрешения правообладателя технических решений (например, полезных моделей конфигурации реализаций программно-аппаратного комплекса). Результаты научно-технической деятельности (РНТД), отчеты НИОКР и другие научные произведения (например, диссертации соискателей ученых степеней), проекты, методики, учебные и методические пособия, технологические регламенты и ноу-хау, имеющие большую практическую ценность и рыночную стоимость, кроме копирайта как интеллектуальная собственность ничем не идентифицированы, следовательно — интересы и имущественные права правообладателей ничем не защищены. Что делать?! Решение пришло не сразу, работы велись и ведутся поэтапно. В 2004-м году создана и начала функционировать система добровольной сертификации результатов интеллектуальной и научно-технической деятельности, признания и паспортизации интеллектуальной собственности, ноу-хау и единых технологий СДС ОИС (государственный регистрационный РОСС RU. Ж157.04АД00). В 2006-м году созданы система страхования рисков правообладателей, страхового возмещения правообладателям в случае нарушения их имущественных интеллектуальных прав по правилам САК «ИНФОРМСТРАХ» и Третейский суд СДС ОИС для оперативного и профессионального разрешения споров. В 2007-м году в РОСТЕХРЕГУЛИРОВАНИЕ поданы предложения специалистов о государственной стандартизации в предметной области и спустя пару лет «взвесив все за и против» решением уже РОССТАНДАРТА с удивительной оперативностью и пренебрежением к мнению специалистов создан технический комитет по стандартизации ТК481 «Интеллектуальная собственность», но специалисты туда уже не пошли. В 2008-м году создана автономная (неправительственная) система стандартизации менеджмента интеллектуальной собственности — теперь эта система стандартизована в соответствии с требованиями ФЗ «О техническом регулировании» и национальных стандартов серии «Стандартизация в РФ» как СТО.9004-11 серии «Интеллектуальная собственность и инновации». В 2008-м году в помощь правообладателям создана ассоциированная система менеджмента интеллектуальной собственности, функционирующая по стандарту СТО.9001-08-2011 серии «Интеллектуальная собственность и инновации» и по аналогии с системами менеджмента, рекомендуемыми стандартами ИСО серии 9000; началась разработка локальных нормативных актов и методических пособий серии «Интеллектуальная собственность и инновации» для отечественных правообладателей — чтобы не так жестко было вступать в ВТО и был «зонтик» от рейдерства интеллектуальной собственности (несанкционированного ее использования и присвоения имущественных интеллектуальных прав) и недобросовестной конкуренции, некомпетентности должностных лиц и многолетних рассуждений про экономику знаний. В настоящее время пакет унифицированных локальных нормативных актов и методических пособий для правообладателей насчитывает около тридцати методик; в помощь правообладателям проводится консультационный семинар «Менеджмент интеллектуальной собственности по стандартизованным алгоритмам» и публикуются прикладные статьи (можно найти по ссылкам «Ассоциированная система менеджмента качества — Википедия»). Не отстает и ТК481 «Интеллектуальная собственность» — ежегодно обсуждается план работ по государственной стандартизации в предметной области, коммерциализация членства в ТК в обход правовых норм ФЗ «О техническом регулировании» и заинтересованные лица могут дать свои предложения. Что такое и зачем нужна легализация интеллектуальной собственности? Отечественные предприятия фактически имеют, но не могут объективно подтвердить наличия и использования служебной интеллектуальной собственности без нарушения интеллектуальных прав, в частности — своих работников. Опираясь на статью 1295 ГК РФ, работодатели искренне считают, что все созданное работниками «безоговорочно» и «пожизненно» принадлежит работодателю, при этом, забывают о статье 1228 ГК РФ. Принадлежность и переход прав — не однозначные понятия, за переход прав (отчуждение исключительного права на интеллектуальную собственность) надо платить авторское вознаграждение и это вознаграждение не является оплатой труда, поэтому кроме трудового договора с работником-автором предстоит заключить еще и авторский договор. В трудовом договоре возможно установить только требования к служебной интеллектуальной деятельности, последующему заключению авторского договора и отчуждению работодателю исключительного права на интеллектуальную собственность на условиях авторского договора. Дело в том, что трудовой договор в силу своей специфичности не может содержать общих гражданских правовых норм, не может регулировать вопросы авторского вознаграждения, не может устанавливать требования к результатам интеллектуальной деятельности (тем более, к результатам, которых еще нет) и не может быть оформлением отчуждения (перехода) работодателю исключительного права на служебную интеллектуальную собственность. А еще есть требования закона к отчуждению права патентования технических, художественно-конструкторских и селекционных решений (возвращаясь к патентованию — несоблюдение этого требования влечет возможность отзыва любого патента). Есть еще комплекс локальных нормативных актов по организации служебной интеллектуальной деятельности, служебных заданий и отчетов о результатах служебной интеллектуальной деятельности, отчетов об оценке соответствия (признании наличия и использования интеллектуальной собственности без нарушения интеллектуальных прав), учетных документов по нематериальным активам и производственному использованию служебной интеллектуальной собственности и т. д. Положа руку на сердце — много таких прецедентов? — единицы. Таким образом, с одной стороны как символ и двигатель инноваций имеем результаты интеллектуальной деятельности работников, которым предоставляется правовая охрана, с другой — присвоение интеллектуальной собственности работников и прямое нарушение интеллектуальных прав со стороны работодателей. При этом, жизнь не стоит на месте осуществляются финансово-хозяйственные операции и предпринимательская деятельность, применяются льготы по НДС и начисляются налоги, проявляется естественная текучесть кадров и возможность претензий от наследников, клиентов, контрагентов, контролеров, инвесторов… проблемы растут «как на дрожжах». В жизни каждого правообладателя наступает момент, когда зовут «поводыря» и начинают «чистить авгиевы конюшни» — этот процесс актуализации существующей и/или восстановления отсутствующей технологической документации, включая оформление и признание интеллектуальной собственности, учет нематериальных активов, коммерциализацию имущественных интеллектуальных прав и применение льгот по НДС, как раз и называется легализацией интеллектуальной собственности. Но положительный эффект появляется только в случае использования стандартизованных алгоритмов, в частности — это стандарты, методические пособия и типовые локальные нормативные акты серии «Интеллектуальная собственность и инновации». Зачем «поводырь»? Для указанных выше проблем нужны специализированные и даже эксклюзивные решения. Подавляющее большинство работников (даже с учеными степенями и званиями) не обладают необходимым кругозором и навыками (убеждаешься в этом на различных «престижных» научно-практических конференциях). Также нельзя забывать о возможности конфликта интересов работников и работодателя. Из практики — затраты на легализацию интеллектуальной собственности с привлечением «поводыря» всегда меньше проблем с претензиями налоговиков, инвесторов, заказчиков, покупателей; «резать по живому» — всегда дороже профилактических мероприятий. «Поводырь» создает и настраивает систему менеджмента интеллектуальной собственности, учит работников и «передает эстафету». Но это не гарантия, что работники начнут исполнять ее регламенты и «болеть за производство» — гораздо легче «спустить на тормозах» и «жить по старинке», следуя принципу «меньше знаешь — крепче спишь». Легче всего эта проблема решается путем аутсорсинга — но это не оказание услуг или выполнение подрядных работ, как часто заявляется в отечественной практике коммерческих предложений. В статье 264.1.19 НК РФ под аутсорсингом понимается исполнение функций предприятия «арендованными» специалистами (это иной отчетный и налоговый режим). Такой функцией может быть менеджмент качества… все, что входит в технологические процессы предприятия и функциональные обязанности должностных лиц. В режиме аутсорсинга также может осуществляться «авторский надзор» функционирования и эффективности системы менеджмента интеллектуальной собственности и управления рисками правообладателя. В процессе легализации интеллектуальной собственностью часто приходится заниматься реструктуризацией и приватизацией имущественных интеллектуальных прав, паспортизацией интеллектуальной собственности и ее модификаций. Как правило, реструктуризация интеллектуальных прав вопросов не вызывает. Очевидно, что кому-то права принадлежат, а кто-то о них только мечтает и заявляет — в процессе легализации интеллектуальной собственности это всплывает на поверхность и требует закрепления интеллектуальных прав технологическими и правоустанавливающими документами. Иногда, в зависимости от производственных и коммерческих задач закрепление прав осуществляется совсем не так, как хотелось бы причастным и заинтересованным лицам — исключительные интеллектуальные права постоянно находятся в состоянии миграции и реструктуризации вне зависимости от «волеизъявления правообладателя». Приватизация имущественных интеллектуальных прав — разговор особый и для отдельной публикации. От Советского Союза в наследие России остались залежи «бесхозной» интеллектуальной собственности (аналогичная картина наблюдается в отношении интеллектуальной собственности выбывших работников). Имущественные интеллектуальные права на эту интеллектуальную собственность не закреплены до сих пор. Можно много говорить о финансировании создания этой интеллектуальной собственности государством и преемственности России как ее правообладателя. Однако на практике дальше разговоров дело не идет — интеллектуальная собственность остается бесхозной и ждет своего правообладателя. Как и любое имущество в общественном достоянии или «бесхозное», имущественные интеллектуальные права могут быть приватизированы — для этого особого ума не нужно, достаточно средней сообразительности. Пока это еще не вошло в «обычаи делового оборота», но прецеденты есть — жизнь не стоит на месте и это надо воспринимать как факт. Если не хотите чтобы Вашу интеллектуальную собственность кто-нибудь приватизировал срочно займитесь надлежаще оформленной документацией, подтверждающей ее наличие и использование без нарушения интеллектуальных прав. Документами, крайне необходимыми правообладателю, являются спецификации результатов интеллектуальной деятельности и паспорта модификаций интеллектуальной собственности. Пока их ничтожно мало, но именно с них начинается интеллектуальная собственность. Определения и назначение обоих документов, как и много иных стандартизованных определений, можно найти в стандарте СТО.9001-08-2001 серии «Интеллектуальная собственность и инновации». Особо надо остановиться на паспорте модификаций интеллектуальной собственности. В процессе «жизненного цикла» интеллектуальная собственность претерпевает различные изменения — адаптируется и модифицируется. Если адаптация не может привести к появлению новой (производной) интеллектуальной собственности, то модификация — прямой путь к созданию новых «интеллектуальных активов». Очень важно иметь документальные подтверждения создания или отсутствия производной интеллектуальной собственности. Для этого придется вести «историю болезни» — паспорт объекта интеллектуальной собственности и ее адаптаций, модификаций без создания или появления новой. Казалось бы, пустяк, однако, когда речь заходит о нематериальных активах и применении льгот по НДС каждая производная интеллектуальная собственность — новые имущественные права (увеличение имущественного комплекса предприятий), новые финансово-хозяйственные инструменты и новые конкурентные преимущества. Тема паспортизации интеллектуальной собственности и ее модификаций не подъемна даже для серии публикаций. Лучше всего ее обсуждать на консультационном семинаре «Менеджмент интеллектуальной собственности по стандартизованным алгоритмам». Возвращаясь к предмету статьи — что же это такое: «легализация интеллектуальной собственности», «реструктуризация и приватизация имущественных интеллектуальных прав», «паспортизация интеллектуальной собственности и ее модификаций»? Нужно признать — это то, без чего отечественный правообладатель жить уже не может, потому что интеллектуальная собственность и имущественные интеллектуальные права прочно вошли в экономику и определяют направления инноваций. Недавно появилась хорошая статья «Тайна миссии СКОЛКОВО». Перечисленные выше проблемы там раскрываются на более глобальном уровне. В России есть федеральный закон о единых технологиях и даже соответствующее определение в четвертой части ГК РФ, однако этих технологий пока еще никто не заявил и даже не обозначил. Схожая ситуация с инновациями и интеллектуальной собственностью. Весь софтверный бизнес, по сути, является гражданским оборотом интеллектуальной собственности, но кроме свидетельств о регистрации программ для ЭВМ и патентов доморощенные правообладатели ничего предъявить не могут — даже нематериальных активов не имеют (куда налоговики смотрят? — вот где непаханое поле санкций относительно неправомерного применения льгот по НДС). Повсеместно приходится сталкиваться с лицензионными соглашениями (договорами), единственным «козырем» которых являются свидетельства о регистрации программ для ЭВМ, но именно в этих свидетельствах суть проблемы — не имея оснований признания наличия и использования интеллектуальной собственности без нарушения интеллектуальных прав (об этом уже говорилось выше), «лицензиат» и «лицензиар» принимают на себя риски признания договоров ничтожными, возврата контрагентам денежных средств и налоговых санкций за предшествующий период неправильного начисления и уплаты налогов. Любая продукция имеет спецификацию, паспорт, стандарт технических условий… Отечественные интеллектуальные активы — кот в мешке (трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет). В настоящее время интеллектуальная собственность отечественного образца не имеет спецификации результатов интеллектуальной деятельности и паспорта модификаций интеллектуальной собственности. Ее использование в производстве наукоемкой высокотехнологичной продукции или единых технологиях (это как раз тот товар, ради которого создается СКОЛКОВО), модификации и адаптация характеризуются только пассами рук продавца. С одной стороны — в стране появились стандарты и методические пособия серии «Интеллектуальная собственность и инновации», первая и пока единственная неправительственная система стандартизации (стандарт СТО.9004-11) и ассоциированная система менеджмента интеллектуальной собственности (стандарт СТО.9001-08-2011), функционирующие по правовым нормам федерального закона о техническом регулировании. С другой стороны — академические эксперты и должностные лица корпораций с миллиардными оборотами до сих пор пытаются разобраться, чем отличается интеллектуальная собственность от ее материального носителя. Получается что рекомендации по преодолению «кризиса» можно найти только у специалистов «от сохи». Воистину — «Интеллектуальная собственность – как посеешь, так и пожнешь». ***