Леви в Белоруссии переигрывает Лукашенко – 28 100

  Новости        18 сентября 2020        47         0

С 9 сентября в Белоруссии не прекращаются массовые и практически ежедневные несанкционированные протестные акции противников Президента Белоруссии Александра Лукашенко, как в Минске, так и в других городах страны, с которыми возглавляемые им властные структуры никак не могут совладать, по-прежнему пытаясь применять для их разгона примитивные, а в некоторых случаях и совершенно бессмысленные и потому неэффективные силовые методы.

С 9 сентября в Белоруссии не прекращаются массовые и практически ежедневные несанкционированные протестные акции противников Президента Белоруссии Александра Лукашенко, как в Минске, так и в других городах страны, с которыми возглавляемые им властные структуры никак не могут совладать, по-прежнему пытаясь применять для их разгона примитивные, а в некоторых случаях и совершенно бессмысленные и потому неэффективные силовые методы, которые скорее поощряют протестующих на новые акции и пополняют ряды их сторонников, нежели заставляют их от этих акций отказаться. Кроме того, в Белоруссии в настоящее время в отношении участников несанкционированных протестных акций напрочь отсутствует такой основополагающий принцип соблюдения законности в любом государстве, как неотвратимость наказания за правонарушение и сопутствующий ему принцип соразмерности наказания, которое не должно быть чрезмерно жестоким, но должно эффективно отбивать желание повторять правонарушение не только у наказанного, но и у остальных.

Флаг Белоруссии

Флаг Белоруссии

Но, когда в день проведения протестных акций, например, в Минске, в которых участвует 20−30 тысяч человек, белорусская милиция сообщает о задержании 300−500-т человек, то непонятно, чего в этом сообщении больше, — глупости, беспомощности или одного и другого в равной степени, поскольку совершенно очевидно, что таким количеством задержанных многотысячные акции не пресечь и эти задержания ещё менее эффективны, чем известный «сизифов труд». Абсолютно аналогичной степенью «эффективности» обладают и, так называемые, «наказания» за участие в несанкционированных протестных акциях. Например, по информации белорусского оппозиционного издания «ТУТ.BY» суд Железнодорожного района г. Витебска 15 сентября рассмотрел административное дело врача А. Г. (прим. — в информации «ТУТ.BY» приведены полные данные А.Г.), на которую милиция составила протоколы за участие в двух воскресных несанкционированных шествиях по городу — 30 августа и 6 сентября. И по этим двум (!) протоколам суд оштрафовал А.Г. на 4 базовые величины (108Br или в н.в. примерно $40). Т. е., в задержании, установлении личности, составлении этих протоколов и суде участвовал не один десяток человек и всё ради того, чтобы оштрафовать одну-единственную А.Г. на сумму, которая не остановит ни её, ни других от продолжения участия в несанкционированных протестных акциях?!

Такая ситуация привела к тому, что в настоящее время рассказами о своём участии в несанкционированных протестных акциях бравируют десятки тысяч белорусов, размещая в соцсетях многочисленные фото‑ и видеоматериалы, подтверждающие их участие в этих акциях, а милиция при этом… тупо гоняется по улицам и дворам, пытаясь задержать пару сотен человек, во-первых, не всегда именно участников несанкционированных протестных акций, а, во-вторых, подавляющее большинство участников этих несанкционированных протестных акций при задержании и на суде заявляют, что они просто «проходили мимо». Вследствие абсурдности действий милиции, которые напоминают Шарика из мультфильма «Каникулы в Простоквашино», который долго гонялся за зайчиком только для того, чтобы его сфотографировать, массовое явление стало приобретать укрытие участников несанкционированных протестных акций от преследования сотрудниками милиции в кафе и ресторанах, когда обслуживающий персонал этих заведений демонстративно закрывает двери перед носом сотрудников милиции и тоже вовсю и совершенно безнаказанно (!) хвалится этим в соцсетях и в оппозиционных изданиях, даже не скрывая при этом своих имён?!

В любом, даже самом демократическом государстве, владелец такого заведения в течение недели пошёл бы «по миру», а обслуживающий персонал этих заведений, демонстративно закрывший двери перед сотрудниками правоохранительных органов, как минимум, с годик работал бы на выплату штрафов, и то, в лучшем случае. В реальности, некоторые заведения отделались только разбитыми дверями, а в некоторые милиция вообще не смогла попасть. В каждой сфере деятельности есть свои стандартные ситуации и такие же стандартные способы их решения, и пресечение несанкционированных протестных акций исключением из этого правила не является. Однако, исходя из того, что происходит, белорусская милиция, включая её ОМОН и прочие суперспецподразделения, понятия не имеют, как следует действовать в самых примитивных стандартных ситуация, не говоря уже о необходимости соблюдения при этом определённых юридических норм.

Например, в случаях, когда преследуемые скрываются в кафе, а обслуживающий персонал закрывает двери, сразу блокируется второй выход (если он есть), действительно выбиваются двери и начинается оформление актов о нарушении, — на владельцев (а если помещение арендованное, то и на арендодателей) и обслуживающий персонал за препятствование деятельности правоохранительных органов, на всех остальных за содействие в препятствии, а на преследуемых ещё и за участие в несанкционированных протестных акциях. Все материальные средства и устройства, которые использовались в препятствовании деятельности правоохранительных органов, подлежат конфискации. Если кто-то из посетителей кафе заявит, что он не содействовал препятствованию деятельности правоохранительных органов, а в кафе он остался ввиду того, что обслуживающий персонал его не выпустил, этот посетитель должен написать объяснение с указанием, кто забежал в кафе, кто закрывал двери, какие меры он лично принял для того, чтобы во избежание соучастия его из кафе выпустили и в какой форме обслуживающий персонал препятствовал тому, чтобы он покинул кафе. Если посетитель таких мер не принимал или откажется писать такое объяснение — он соучастник. Это элементарные действия, который должен знать каждый сотрудник милиции, принимающий участие в пресечении несанкционированных протестных акций, но, судя по происходящему таких элементарных вещей не знают не только рядовые сотрудники милиции, но и руководство МВД Белоруссии, включая его министра.

Другие случаи пресечения несанкционированных протестных акций находятся на том же уровне непрофессионализма, абсурдности и несоблюдения элементарных правовых норм. Например, активно используемые в будние дни так называемые «сцепки», в которых, как правило, участвует 20−60 протестующих. При такой форме несанкционированной протестной акции, милиция должна выставить оцепление вокруг «сцепки» и через мегафон объявить, что место внутри оцепления является территорией проведения несанкционированной протестной акции и требует покинуть эту территорию, после чего начинает «зачистку» этой территории, естественно, под оперативную видеосъёмку. Во-первых, никто из задержанных не сможет сказать, что он просто «проходил мимо», во-вторых, оцепление предотвратит вмешательство посторонних лиц в задержание участников «сцепки», в-третьих, оцепление значительно помешает видеосъёмке задержания. В реальности, сотрудники милиции начинают задерживать участников «сцепки», задержанных пытаются отбить их единомышленники, что зачастую им и удаётся сделать, начинается общая свалка, в которой достаётся и милиции, а все эти «маски-шоу» крупным планом снимают на видео стоящие рядом операторы оппозиционных каналов?!

И это при том, что сама оппозиция подсказывает лукашенковским властям, что надо делать и, более того, уже даже есть отдельные случаи судебной правоприменительной практики?! Осталось только её обобщить и рекомендовать к применению, но лукашенковкая власть даже на это не способна. В Белоруссии всеми, от дворников до министров, управляет Лукашенко и, соответственно, в жизнь воплощаются исключительно его указания, а всё то, на что его указания нет, видимо, априори считается глупым и неприемлемым, а если кто-нибудь посмеет сказать что-либо умное и правильное, то лишится должности, поскольку умнее Лукашенко в стране никого не должно быть. Примерно, как в анекдоте про старшину, посылающего солдат грузить «люминь», а солдата, который решил его поправить, старшина послал грузить «чугуний». Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть, видео совещания 12 сентября с.г. Лукашенко с силовым блоком Совета безопасности (СБ), на котором Лукашенко делает вид, что изрекает мудрые мысли, а силовики делают вид, что старательно записывают его общие «руководящие» фразы. Особенно впечатляюще звучат разглагольствования по поводу войск НАТО, возможность нападения которых на Белоруссию является плодом его личной фантазии. Самому Лукашенко такой стиль руководства, видимо, кажется очень умным и грамотным, но любой адекватный человек со стороны видит в таком стиле, не более, чем пример глупости и самодурства в организации руководства подчинёнными.

По информации уже упоминавшегося «TUT.BY», 9 сентября с.г. в суде Московского района г. Минска Валерии Уласик, дочери редактора отдела новостей «TUT.BY» Галины Уласик, назначили 10 суток административного ареста за участие в несанкционированном пикете, причём основным доказательством участия послужила её фотография в соцсети, на которой она стоит с цветами в руках, а рядом «неустановленная девушка» с плакатом «Эта страна для жизни». Адвокат Валерии при этом заявил, такое решение суда может создать опасный прецедент, когда фото в соцсетях само по себе, без других доказательств, станет основанием привлечения к административной ответственности. С одной стороны, это решение суда сугубо тенденциозное и принято исключительно исходя из того, что Валерия дочь редактора отдела новостей оппозиционного издания, тем более, что эту фотографию использовали, как повод для проведения обыска в квартире, но, с другой стороны, это абсурдная ситуация, когда вместо фото-, видеофиксации и собственного признания участия в несанкционированных протестных акциях, для доказательства участия в этих акциях применяется листок бумаги, на котором, кроме пары строчек текста и показаний милиционеров, которые всегда можно поставить под сомнение, более никаких доказательств нет?! А реальные доказательства игнорируются даже после подсказки адвоката о том, что их применение «может создать опасный прецедент» для участников несанкционированных протестных акций?!

Понятно, что президент у которого по его признанию «даже нет мобильного телефона» от таких вопросов далёк, но, видимо, на уровне папаши находится и Виктор Лукашенко, который, исходя из его должностей советника по национальной безопасности и члена СБ мог бы старшего Лукашенко и просветить, а не ограничиваться защитой власти от нападок оппозиции только участием в велопробеге 28 августа с.г., что он сделал, видимо, исключительно, как первый вице-президент Национального олимпийского комитета. И также понятно, что таким способом всего сотня милиционеров с компьютерами не выходя из помещения составила бы за один день больше актов на участников несанкционированных протестных акций, чем всё МВД за время с начала протестов 9 августа с.г. Если к тому же увеличить размер штрафов, а за повторное участие в несанкционированных протестных акциях в течение месяца, размер штрафа, например, удвоить, то Белоруссии для стабилизации финансовой ситуации не понадобился бы и российский кредит.

Кроме того, автоматически решился бы и вопрос рекламы в соцсетях и оппозиционных изданиях участия в несанкционированных протестных акциях, поскольку из них бы моментально исчезли бы все фото‑ и видеоматериалы, по которым можно было бы установить личности участников несанкционированных протестных акций. Но, с учётом косности и неповоротливости лукашенковской белорусской государственной машины, замкнутой на личное мнение одного-единственного человека, который к тому же в этих вопросах совершенно не разбирается, таких решений не предвидится. Об этом же говорит и первый в истории Белоруссии, и довольно успешный случай применения водомёта к участникам несанкционированной акции в Бресте 13 сентября с.г., в отношении которого первый заместитель министра внутренних дел, начальник криминальной милиции Геннадий Казакевич сказал, что поводом для применения водомёта было незаконное массовое мероприятие, которое «грозило и по сути переросло в массовые беспорядки», поскольку около тысячи участников несанкционированной акции блокировали движение на оживлённом перекрёстке проспекта Машерова и бульвара Космонавтов.

С учётом того, что при виде водомёта участники несанкционированной акции резко переместились с центра перекрёстка на тротуары, то водомёт использовался не по прямому назначению, а в качестве, скорее, поливальной машины. Но, в таких случаях используется не обычная чистая вода, а подкрашенная легко смывающейся яркой краской с резким, но не вызывающим аллергию запахом, что даёт возможность впоследствии идентифицировать участников несанкционированной акции для задержаний. И, например, если бы водомёты с такой подкрашенной и резко пахнущей водой использовались 9−11 августа с.г., то омоновцам не надо было бегать по дворам, не говоря уже о том, что это совершенно исключило бы задержание лиц, непричастных к несанкционированным акциям и позволило бы избежать излишнего напряжения в белорусском обществе. Но, поскольку для белорусского МВД недоступны даже элементарные азы пресечения массовых несанкционированных акций, то ожидать каких-либо изменений в тактике их тупого силового разгона этих акций, беготни по дворам и стояния под закрытыми дверями кафе и ресторанов явно не приходится.

Количество участников несанкционированных акций нет смысла подсчитывать или анализировать по двум причинам, во-первых, обе стороны о количестве безбожно врут, во-вторых, известному конструктору цветных революций Бернарду-Анри Леви (Bernard-Henri Levy), появление которого 20 августа с.г. на фотографии рядом с экс-кандидатом в президенты Светланой Тихановской бесспорно означает, что с этого времени все «стихийные» протесты в Белоруссии проходят под его непосредственным руководством, не надо в настоящее время увеличивать массовость протестных акций. Нарастание массовости протестных акций нужно будет тогда, когда у Леви будет создана достаточная радикальная составляющая протестного движения, готовая пойти на силовое свержение Лукашенко, а с этим у Леви пока проблема, поскольку те, кто участвовал в силовом противостоянии 9−11 августа частично арестованы, частично покинули территорию Белоруссии во избежание арестов, и поэтому Леви пришлось начинать даже не с нуля, а минусовой позиции и готовить всё заново, и не безуспешно, о чём говорит информация белорусского МВД о том, что 13 сентября с.г. сотрудники 11-ого управления ГУБОПиК по Могилевской области вместе с ОМОН задержали шестерых участников группы «Партизаны Могилева», а «лидер указанной группы в социальных сетях создал сообщество «Партизаны Могилева», куда входило 64 пользователя. Предварительно установлено, что участники группы собирались в заброшенном помещении в лесу под Могилевом. Там они тренировались: отрабатывали практические навыки тактики ведения уличных боев, захвата помещений, штурмового альпинизма и ведения боевых действий в лесу». И можно не сомневаться, что такая группа «партизан» не одна, и не только на территории Белоруссии.

Кроме того, не отказываясь от силового свержения Лукашенко, параллельно идёт раскачка ситуации в Белоруссии в экономическом плане, а для этого достаточно сохранять существующую массовость несанкционированных протестных акций, — главное, чтобы они были постоянными, а с этим проблем у Леви нет, к тому же сохранение стабильного количества участников протестных акций, не говоря уже о его некотором уменьшении убаюкивает Лукашенко и его окружение, расценивающих этот показатель, как спад протестного движения и стабилизацию ситуации. Но даже по официальным данным ЦИК за Тихановскую проголосовали 588 622 избирателя, а если принять во внимание данные IT-платформы «Голос», на которой зарегистрировались, как готовые проголосовать за Тихановскую 1 001 569 избиратель, и то, что это люди преимущественно до 40−45 лет, т. е., самого активного возраста, то становится очевидно, что протестный потенциал для еженедельных акций в выходные дни по 30−50 тысяч человек, а в будние дни по 50−200 человек есть постоянно.

Кроме того, судя по выступлениям Лукашенко, он никак не может смириться с тем, что белорусская нация разделена и это уже навсегда, что лучше всего демонстрирует встреча двух колонн, сторонников и противников Лукашенко, на улице, — они не просто идут в противоположных направлениях, у них даже символика взаимоисключающая, как, впрочем, уже и менталитет, и в настоящее время это уже сугубо внутренняя проблема белорусского государства и самого Лукашенко, называющего своих оппонентов, хотя и таких же граждан Белоруссии, как он сам, «крысами», даже если сейчас по мановению волшебной палочки убрать внешнее влияние. А Лукашенко старательно делает вид, что пройдёт какое-то время, всё успокоится и станет на прежние места. Но, увы, так, как было прежде уже не будет, более того, Белоруссия медленно, но упорно сползает к самому неприятному для себя развитию событий, — смене власти и её приоритетов в результате прихода к руководству «эффективных менджеров».

Социально озабоченный Лукашенко создал в Белоруссии уникальную модель государственной экономической системы, представляющую собой противоречивый конгломерат рентабельных и убыточных предприятий, которых в Белоруссии примерно 20−25%. Таким способом, Лукашенко избежал и продолжает пока избегать проблем безработицы и сезонных рабочих, сохраняет социальный статус работающих и поддерживает на определённом уровне их квалификацию для того, чтобы их можно было использовать в случае расширения старых производств или организации новых. Кроме того, как правило, и на рентабельных предприятиях имеется 15−20% избыточной рабочей силы. Ещё сложнее ситуация в сельском хозяйстве, в котором колхозы и совхозы сначала переименовали в СПК — сельскохозяйственные производственные кооперативы, а затем в акционерные общества, собственником акций в большинстве которых является государство. При этом следует отметить, что это была вынужденная мера, поскольку эти СПК задолжали государству за кредиты на порядок больше, чем сами стоили.

На определённом этапе в качестве своеобразного переходного средства такая модель сыграла свою положительную роль и, например, по оценке известного российского экономиста Сергея Глазьева, если в России реальный ВВП за 1990−2014 годы вырос на 15%, то в Белоруссии в 2 раза, не говоря уже о обеспечении социальной стабильности за счёт сохранения бесплатного и качественного здравоохранения, образования и низких цен на тарифы ЖКХ. Успешное развитие Белоруссии в этот период показывают и другие цифры, например, с 1994 по 2005 год Белоруссия удвоила ВВП в долларовом выражении с $15,11 миллиардов до $30,22 миллиардов, а затем в стране вообще произошёл экономический скачок, когда всего за три года её ВВП вновь удвоился до $60,8 миллиардов в 2008 году, который, видимо, убедил Лукашенко в его непогрешимости, но впоследствии белорусская экономика не только утратила динамику, но и наметился определённый спад, — если в 2014 году ВВП Белоруссии составил $65,7 миллиардов, то в 2019 году всего $62,124 миллиарда.

Это показывает, что созданная Лукашенко модель экономики сыграла свою положительную роль на определённом этапе, но такая модель не может существовать постоянно, поскольку продолжительное дотирование убыточных хозяйств отрицательно влияет на развитие экономики страны в целом и ситуацию не спасает даже то, что, например, ОАО «Минский тракторный завод» (ОАО «МТЗ») входит в восьмёрку крупнейших производителей сельскохозяйственной техники в мире и имеет 8−10% от мирового рынка колёсных тракторов, ОАО «Белорусский автомобильный завод» (ОАО «Белаз») это 27−28% мирового рынка карьерных самосвалов, ОАО «Белорусская калийная компания» экспортирует калийные удобрения ОАО «Беларуськалия» в 107 стран, при этом доля Белоруссии в мировом экспорте калийных удобрений превышает 20%. Однако, их прибыль и прибыль других рентабельных предприятий в определённой степени перекрывает расходы на убыточные предприятия, но её не хватает на модернизацию или создание новых рентабельных производств и это приходится делать за счёт кредитов, обслуживание и возврат которых ложится на экономику Белоруссии дополнительным бременем. Например, Белоруссии предстоят значительные выплаты по долговым обязательствам, — в 2020 году выплаты составят $3,63 миллиарда, в 2021-м — $3,28 миллиарда, в 2022-м — $3,46 миллиарда. И это при том, что доходная часть бюджета Белоруссии в 2019 году составила около $11 миллиардов.

В этой ситуации не просто расшатать, но и вообще развалить экономику Белоруссии и ввергнуть государство в хаос и разруху не так уж и сложно, к чему и призывают организаторы протестного движения в Белоруссии. Такому развитию событий в немалой степени способствует и сам Лукашенко, создав в государстве парадоксальную ситуацию, — с одной стороны наличие избыточной квалифицированной рабочей силы должно привлекать инвесторов в высокотехнологические сферы производства, но, с другой стороны, полное отсутствие прозрачного порядка инвестиционной и приватизационной деятельности этих же инвесторов отпугивает, а когда потенциальные инвесторы всё-таки решаются на индивидуальные переговоры, то условия этих переговоров их отпугивают ещё больше, поскольку их не устраивает ни вмешательство государства в экономическую деятельность предприятия, ни навязывание им социальных обязательств.

И никаких сдвигов в этой сфере не предвидится, поскольку Лукашенко до сих пор, за все свои 26 лет правления не смог решить проблему убыточных колхозов. От переименования их в ОАО их убытки не уменьшились, и это его личный просчёт, как бывшего директора совхоза, который, как оказалось, с проблемой убыточности сельского хозяйства как раз и не справился. Не помогает даже навязывание Лукашенко убыточных колхозов в качестве «нагрузки» рентабельным предприятиям и даже банкам, поскольку рентабельных предприятий в Белоруссии на все убыточные колхозы просто не хватает. А остроту проблемы очень точно и ёмко сформулировал бывший председатель колхоза Николай Лысенков в интервью белорусскому изданию «БелГазета» 10 февраля 2020 года: «У нас в сельском хозяйстве сегодня занято 2 млн человек. В 2000 г. их было намного больше. Если бы дело пошло дальше, встал бы вопрос о дальнейшей судьбе «лишних людей». Я возглавлял колхоз, в котором работало 220 человек. Если бы я был фермером, хозяином, а не председателем колхоза, у меня работало бы 50 человек — с той же самой выручкой, с тем же производством, на тех же мощностях и площадях. Представляете: три четверти населения, занятого в сельском хозяйстве, пришлось бы выгнать на улицу. А государство должно было бы их трудоустроить. Чтобы сделать сельскохозяйственное производство эффективным, нужно было сокращать работников, которых государство не могло трудоустроить. Чтобы избежать выхода людей на площади, государство законсервировало ситуацию.» При этом Лысенков не упомянул существенную деталь, что и зарплата у этих 50 человек была бы в 4-е раза больше.

Даже если допустить, что Лысенко несколько сгустил краски, то всё равно, если приплюсовать сюда ещё «лишних людей» в сфере производства, то, как минимум, государство в настоящий момент платит зарплаты 1 миллиону человек, которые на себя не зарабатывают и это является для экономики Белоруссии чрезмерной нагрузкой, тем более в нынешней ситуации, но сейчас Лукашенко с этим ничего сделать не может, тем более, что в эту ситуацию он загнал себя сам. Создание и развитие Парка высоких технологий (ПВТ) и Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» в настоящий момент на эту ситуацию в положительном плане никак повлиять не могут, поскольку это проекты на перспективу, которой у Белоруссии может и не оказаться, так как кроме силового и экономического, есть ещё и политический аспект, заключающийся в анонсированной, в том числе и Лукашенко, «конституционной реформе», которая раньше или позже, но всё равно осуществится.

И главных вопросов, которые будут определять последующую судьбу Белоруссии, в этой «конституционной реформе» три, — останется ли в государстве жёсткая президентская власть, как сейчас, останется ли в государстве президентская власть, но с урезанными полномочиями или Белоруссия станет парламентским государством. При этом надо учитывать, что принцип построения «демократического государства» очень точно сформулирован в изданной в 1945 году сатирической повести-притче Джорджа Оруэлла (George Orwell) «Скотный двор»: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие». «Равны более, чем другие» в любом «демократическом государстве» те, у кого больше денег и потому они могут купить партии, политиков, СМИ, чиновников и т.д., для того, чтобы порядки в этом «демократическом государстве» были такими, которые их устраивают. Поэтому, если в Белоруссии останется президентская власть, но с урезанными полномочиями или Белоруссия станет парламентским государством, вопрос превращения Белоруссии в «демократическое государство» потребует очень недолгого времени. Если в Белоруссии останется жёсткая президентская власть, как сейчас, то в случае избрания президентом представителя оппозиции, Белоруссия станет «демократическим государством» практически моментально со всеми вытекающими из этого последствиями в сфере социальной политики и экономике, а в случае избрания президентом Лукашенко или последователя его политики, незамедлительно будет новый майдан, причём подготовленный с учётом квалификации Леви на порядок лучше, чем августовский.

Предоставленный Россией кредит Белоруссии, бесспорно, несколько стабилизирует текущую финансово-экономическую ситуацию в государстве, но не политическую в виде массовых несанкционированных протестных акций, которые эту финансово-экономическую ситуацию будут продолжать расшатывать в условиях неспособности Лукашенко их пресечь, и, тем более, никак не повлияет на развитие общей финансово-экономической ситуации в Белоруссии, в которой государство оказалось в результате проводимой Лукашенко экономической политики последних лет. Так что у Леви, по-прежнему есть возможность комплексного расшатывания политической и экономической ситуации в Белоруссии, в чём Лукашенко своими амбициозными, но безграмотными действиями ему весьма помогает. Особенно это чувствуется в сфере информационной политики, которая осталась такой же бездарной и неубедительной, несмотря на приглашение лично Лукашенко неких дорогостоящих российских специалистов.

А, пожалуй, лучшим показателем бездарности белорусской государственной пропаганды и того, что Леви переигрывает Лукашенко, является показ по Общенациональному телевидению Белоруссии (ОНТ) 12 сентября 2020 года документального фильма о политической ситуации в Белоруссии «Протест наизнанку», который завершается следующими словами: «Пока в нашу страну с Запада сотнями миллионов будут закачиваться доллары, количество манипуляторов на улицах Беларуси будет расти, провокаторы исчезнут, когда граждане научатся отличать справедливость и преданность от предательства и лжи.» Поскольку Запад в последнее время только увеличивает финансирование белорусских протестов, а КГБ Белоруссии пресечь это «закачивание» не в состоянии, как и совместно с МВД не может нейтрализовать организаторов несанкционированных протестных акций, то в переводе на общепонятный язык, это означает, что протестное движение «на улицах Беларуси будет расти», а в существовании «провокаторов» на улицах, в соцсетях и т.д., оказывается, виноваты не лукашенковская власть и его же спецслужбы, правоохранительные органы и пропагандисты, а… сами «граждане», которые по мнению дорогостоящих и «высокопрофессиональных» лукашенковских пропагандистов не научились «отличать справедливость и преданность от предательства и лжи». Такие «убедительные» аргументы даже нет смысла комментировать.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы