Новое открытие памяти о Войне: Сурский рубеж

  Новости        01 октября 2021        20         0

Прошедшая в ИА REGNUM 30 сентября конференция «Память народного подвига: тыл СССР и Сурский рубеж 1941−1942 гг.» была посвящена не самой известной странице Великой Отечественной войны, подвигу тружеников тыла, долгое время остававшемуся в тени других свершений наших предков как в тылу, так и на фронтах — строительству Сурского оборонительного рубежа.

Сурский рубеж обороны

Сурский рубеж обороны Иван Шилов (©) ИА REGNUM

Сурский рубеж был одной из тех фортификационных полос, строительство которых началось в октябре 1941 года, когда начавшие наступление на Москву германские войска быстро обвалили советский фронт под Вязьмой и Брянском. Строительство этих рубежей стало ярким доказательством, что руководство Советского Союза не собиралось сдаваться и готовилось продолжать борьбу даже в условиях наихудшего развития боевых действий и потери столицы.

К счастью, ни Сурский, ни большинство других рубежей строившихся по линии Волги и на подступах к ней, не понадобились — в декабре 1941 года Красная Армия перешла в наступление и начала теснить гитлеровцев и их союзников на запад. Тем не менее, подвижнический труд подростков, женщин, стариков, возводивших эти укрепления, не должен кануть в забвение.

О важности сохранения памяти о Сурском рубеже сказал глава Чувашии Олег Николаев.

Председатель «Союза женщин Чувашии» Наталья Николаева подчеркнула, что Сурский рубеж стал ярким проявлением того, как женщины в тяжелый 1941 год смогли объединить усилия для защиты Родины.

Советник департамента Управления Президента Российской Федерации, кандидат исторических наук Юрий Никифоров выразил уверенность, что доклады участников конференции будут не просто данью памяти, но и обладать большой научной значимостью.

Главный редактор ИА REGNUM, кандидат исторических наук Модест Колеров принципиальным для истории Сурского рубежа назвал вопрос, что значила для судьбы нашей страны потеря Москвы. Он обратил внимание, что Сурский рубеж прикрывал Казань и Куйбышев, которые оказывались под угрозой в случае падения Москвы. При этом Куйбышев с осени 1941 года стал «резервной» столицей Советского Союза, куда эвакуировались правительство и Верховный совет, многие наркоматы, а также еще ряд ведомств и иностранные посольства.

Колеров отметил, что в исторической науке тема Сурского рубежа почти не затронута. Например, такой крупный историк, как доктор исторических наук Виктор Земсков, в опубликованном незадолго до его смерти исследовании об оборонительных рубежах, только упоминает о Сурском рубеже.

Кандидат исторических наук, член Научного совета Российского военно-исторического общества Алексей Исаев подчеркнул, что Сурский рубеж защищал важнейшие промышленные производства Поволжья — в частности, Казань, где находились предприятия по производству порохов и авиастроительные. Исаев также сказал о создании в Советском Союзе по решениям, принятым в течение 30-х годов XX века, мощного промышленного резерва, который позволил продолжать войну в условиях потери промышленных центров в западных регионах страны. Причем этот резерв не был изначально ориентирован на военное производство, но его можно было для такового производства мобилизовать, и эта мобилизация оказалась сопряжена с эвакуацией кадров и частично промышленного оборудования.

В рамках обсуждения, чем грозила потеря Москвы, участники конференции уделили большое внимание вопросу о возможной реакции соседей Советского Союза на юге и востоке.

Доктор исторических наук, председатель Научного совета РВИО, обозреватель ИА REGNUM Анатолий Кошкин напомнил о Квантунской группе войск Японской императорской армии, находившейся у границ советского Дальнего Востока со времени оккупации японцами Маньчжурии в 30-х годах. До лета 1943 года японцы разрабатывали планы вторжения в Советский Союз в случае разгрома Красной Армии.

В свою очередь, кандидат исторических наук, доцент факультета государственного управления МГУ Олег Айрапетов рассказал о позиции Турции. Эта страна после распада Османской империи по итогам Первой мировой войны не обладала достаточно сильной армией, но ее политическое и военное руководство искало способы извлечь выгоду из разгоревшегося нового мирового конфликта. И поражения Красной Армии рассматривались турками как событие, которое может открыть возможности для вторжения в советское Закавказье — и неслучайно после Киевского котла на советско-турецкой границе началось накопление турецкой войсковой группировки. В свою очередь, гитлеровцы подталкивали Турцию к конфликту с СССР — в частности, используя пропагандистские наработки еще кайзеровской Германии, взращивали среди турок прогерманские настроения.

Вместе с тем доктор политических наук, обозреватель ИА REGNUM Владимир Павленко высказал мнение о важности для безопасности Востока СССР такого фактора, как противостояние Японии и Китая. Он отметил, что и Гоминьдан во главе с Чан Кайши, и Коммунистическая партия Китая при всех существовавших между ними противоречиях сковывали значительную часть сил Японии. В Москве это понимали и потому еще с 30-х годов оказывали поддержку правительству Чан Кайши, несмотря на его антикоммунистические взгляды и действия.

Историки и архивисты представили доклады о разных аспектах истории Сурского рубежа и вообще подготовки обороны к востоку от Москвы. В этих докладах особое внимание уделялось трудностям, с которыми пришлось столкнуться нашим соотечественникам.

Доцент Казанского федерального университета Екатерина Кривоножкина в докладе, посвященном социальному аспекту строительства Казанского обвода, сооружавшегося за Сурским рубежом для обороны подступов к Казани, обстоятельно поведала о последствиях перевода экономики на военные рельсы. Для гражданских строителей оборонительных рубежей последствия выразились в возникновении дефицита самых разных видов материального имущества — от одежды и обуви, столь необходимых в суровые дни октября 1941 — ноября 1942, до лопат, кирок и т. д.

Заместитель директора Государственного исторического архива Чувашии, кандидат исторических наук Федор Козлов рассказал о сложности организации строительства оборонительных рубежей.

Кандидат исторических наук, доцент Высшей школы экономики Василь Сакаев в своем выступлении критически оценил организацию строительства рубежей как со стороны центрального советского руководства, так и со стороны руководства республиканского и местного. По его мнению, строительство рубежей восточнее Москвы следовало начинать еще в августе.

Заместитель директора Государственного общественно-политического архива Нижегородской области Марина Марченко рассказала о трудовом подвиге горьковчан при строительстве оборонительных сооружений вокруг Горького и Мурома.

Ведущий архивист отдела использования и публикации документов Государственного архива новейшей истории Ульяновской области Дмитрий Фадеев посвятил доклад строительству Куйбышевского оборонительного рубежа на территории Ульяновской области — в этом регионе, в 1941—1942 годах еще не выделенном из состава Куйбышевской области, располагались 13 из 21 участка Куйбышевского рубежа.

Специалист Института истории и культуры Центра стратегических исследований Демид Устинов рассмотрел роль Ульяновского горисполкома в организации работ на Сурском рубеже.

Заместитель директора Пензенского краеведческого музея по научной работе, кандидат исторических наук Виктор Кладов в своем докладе об оборонном строительстве на территории Пензенской области обратил внимание, что строительство оборонительных рубежей составляло лишь часть работы тружеников тыла, занятых также в промышленности, сельском хозяйстве.

Ведущий научный сотрудник Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, кандидат исторических наук Ольга Кошкина в докладе о роли Марийской АССР в строительстве Волжского оборонительного рубежа подчеркнула, что основное бремя в фортификационных работах легло на колхозников.

Заместитель директора по обеспечению сохранности и использования документов Государственного архива современной истории Чувашии Александр Максимов рассказал о работе по рассекречиванию документов об оборонительных работах.

Участники конференции затронули и болезненные проблемы современной политики по сохранению исторической памяти в России — в частности, проблему отношения к советскому периоду истории.

Чрезвычайный и полномочный посланник II класса, обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин напомнил, что Сурский рубеж строили советские люди, многие из них были воспитаны и получили образование уже при советской власти. И в их мировоззрении советские идеалы занимали не последнее место.

В настоящее же время немало тех, кто стремится стереть все советское из исторической памяти, и в том числе «десоветизировать» победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. И это приводит к такому состоянию общественной исторической памяти, которое Демурин охарактеризовал как шизофреническое. Яркое проявление этой шизофрении: двуглавые орлы на памятниках в честь событий и героев Великой Отечественной. Докладчик пришел к неутешительному выводу, что в этом отношении советская власть была деликатнее, и памятники в честь Отечественной войны 1812 года не дополняла красными звездами с серпами и молотами.

Проблемам сохранения исторической памяти посвятил свой доклад и доцент Чувашского государственного педагогического университета Евгений Касимов, рассмотревший особенности популяризации истории в интернет-пространстве. Основной проблемой в данном вопросе он назвал необычайную стремительность распространения любой информации по глобальной сети. И это способствует укоренению в общественном сознании заблуждений и мифов. Так, широкое распространение получил миф о строительстве Сурского рубежа за 45 дней, хотя на деле он сооружался с октября 1941 по январь 1942. В связи с этим для тех, кто стремится популяризировать историческое знание в интернет-пространстве, особенно важен ответственный подход к выборке и проверке информации.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы