Обо всем        31 мая 2014        93         Комментарии к записи Ответственность за предпринимательскую деятельность без лицензии отключены

Ответственность за предпринимательскую деятельность без лицензии

Из сводок МВД РФ: «В новогоднюю ночь было арестовано 57 миллионов россиянок за нелицензионное приготовление салата “Оливье”». Шутки шутками, но фигурантом уголовного дела о незаконном предпринимательстве может оказаться любая фирма, даже вполне добросовестная. Фирма может оказаться замешанной в деле о нелегальном предпринимательстве, если занимается деятельностью без регистрации или без специального разрешения (лицензии). При этом вся ответственность ложится на плечи директора организации. Про «злодеев», которые обогащаются за счет организации, не ставшей на учет в налоговые органы, и говорить не приходится. Совсем другое — вполне нормальные компании, которые по ходу своей деятельности могут столкнуться с необходимостью получения либо продления лицензии. «Обычной» организации понадобится лицензия, если она для расширения бизнеса и получения дополнительного дохода решит перерабатывать либо продавать черные и цветные металлы, вывозить за плату мусор, реализовывать лекарственные средства, эксплуатировать взрывоопасное оборудование, выпускать диски с фильмами и т. п. Также из-за ограниченного срока действия лицензий фирмам постоянно приходится их продлевать. Обращаясь в государственные органы, они зачастую сталкиваются с бюроктратизмом.

Цена вопроса

За незаконное предпринимательство директора могут оштрафовать до 300 тыс. рублей, снять тяжкое бремя получения заработной платы в течение двух лет либо предложить внести свой физический вклад в благоустройство города — до 10 суток. Однако для того чтобы вас привлекли по статье только одного отсутствия лицензии или постановки на учет в налоговом органе, недостаточно. Самое важное условие – насколько ваша фирма причинила ущерб государству, другому предприятию либо обычному человеку. А он начинается с 1,5 млн рублей.

Недолго музыка играла…

Любая лицензия имеет собственный срок «жизни». Когда он истекает, организация уже не вправе оказывать услуги и реализовывать товары, указанные в ней. Лучше продлеваться заблаговременно, обычно не более чем за 30 дней до окончания. Для этого фирме придется оформить заявление о получении лицензии и переслать с «облегченным» пакетом документов. Но по факту бюрократы потребуют полный перечень документов, который вы подавали в самый первый раз, когда получали новую лицензию. При этом помните, что ведомство, отвечающее за выдачу лицензии, проверит вашу организацию после подачи заявления о ее продлении. Разумеется, только в том случае, если за последний год проверка не проводилась. Заявление должно рассматриваться не дольше двух месяцев. В результате фирма получит ведомственное уведомление о том, что вы счастливый обладатель лицензии, либо уведомление об отказе. В случаях обнаружения нарушений по результатам проверки организации лицензирующий орган может «заморозить» лицензию. Об этом организацию письменно уведомят в течение 3 рабочих дней.  Ведомство имеет право приостановить действие лицензии на срок до полугода. В течение этого времени от вас потребуют устранить выявленные нарушения. Если вы вовремя исправите недостатки, действие лицензии будет восстановлено в срок до 20 дней. Срок действия приостановленной лицензии не увеличивается. Не всегда можно согласиться с позицией ведомства по приостановлению лицензии. Если у вас имеются аргументы для проведения дебатов – смело обращайтесь в суд или к председателю лицензирующего органа.

Работаем с лицензией и без

По Федеральному закону от 8.08.2011 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» под лицензирование подпадают разные виды деятельности организаций. Также обязательно приобретать лицензию, если ваша фирма профилируется на страховании, зарубежных поставках, нотариальном оформлении сделок, образовательной деятельности, биржевых сделках и т. п. Очень сложно обстоит дело с управляющими компаниями. К сожалению, в последние годы суды не поддерживали деятельность управляющих компаний, занимающихся вывозом мусора без лицензии. Прокуроры настаивали на необходимости ее получения, несмотря на заключенные контракты со специализированными фирмами. Обстановка поменялась, когда в 2011 г. президиум ВАС озвучил свою позицию по этой проблеме. Было решено, что сбором и вывозом бытовых отходов, по сути, занимаются специализированные организации. А управляющая компания только обслуживает и содержит жилой фонд. В постановлении от 19.04.2011 г. № 16692/10 Высший арбитражный суд обозначил, что в таких случаях управляющей компании не обязательно получать лицензию.

Отхожий промысел

Сотрудниками полиции Московской области было установлено, что ООО «Главмусорснаб» в течение 3 лет осуществляло незаконную предпринимательскую деятельность, перевозя твердые бытовые отходы, не имея на то лицензии. Следственными органами было возбуждено уголовное дело по ст. 171 «Незаконное предпринимательство» Уголовного кодекса РФ по факту получения особо крупного дохода. Как выяснилось, директор фирмы, зная, что для осуществления такой «опасной» и «вредной» деятельности требуется соответствующий документ, не позаботился о его получении и заключил договоры на вывоз бытовых отходов с индивидуальными предпринимателями, физлицами и организациями. Доход составил более 10 млн рублей. Подозреваемый утверждал, что для этой деятельности он обучался по специальной программе. А в 2010 г. фирма получила соответствующую лицензию, но согласно прописанным условиям организация могла работать только с юридическими лицами. Директор обратился за помощью к специализированной фирме, занимавшейся получением разрешений от органов экологического надзора. Время от времени он звонил, чтобы узнать, готова ли лицензия. Спецфирма постоянно повторяла заученную мантру: «Ждите». Руководитель, даже и не подозревая, что поступает незаконно, продолжал заключать договоры. В итоге после возбуждения уголовного дела топ-менеджер признал свою вину.

Нарушаем лицензионные требования

Ведение бизнеса с нарушением условий и требований лицензирования раньше считалось преступлением. Сейчас за это предусмотрены только административные штрафы, что тоже не очень приятно.  Следственные органы возбуждали уголовные дела в отношении директоров организаций, не выполнявших лицензионные требования. К примеру, для организаций, занимавшихся разработкой карьеров, в лицензиях в обязательном порядке указывается максимальный предел объема добычи полезных ископаемых. Однако зачастую такие компании превышали этот предел, ссылаясь на отсутствие возможности остановки производственного процесса. За что им и влетало. Уголовные суды занимали позицию правоохранительных органов, и доход от реализации излишек ископаемых поступал на нужды государства. Попадали под меч Фемиды и медицинские организации, оказывающие услуги по освидетельствованию таксистов. В лицензии указывался конкретный адрес проведения медосмотра – по месту нахождения медорганизации. А фактически эту деятельность осуществляли врачи по месту нахождения клиентов на договорных отношениях. Просто так было удобнее и для врачей, и для таксистов. К сожалению, удобство не всегда бывает законным.

По вашу душу все-таки пришли…

Если до фирмы все-таки добрались, то, к сожалению, закон уже не на вашей стороне. Выручку от незаконной деятельности судья посчитает «по-полной». Согласно позиции Верховного суда РФ (постановление от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем») доходом от незаконной деятельности считается вся выручка в течение ее осуществления. Причем без учета понесенных организацией расходов, которые связаны с такой деятельностью. Получается, что раз ваша организация – преступник, к ней не применяются правила бухгалтерского и налогового учета. И уменьшить размер дохода на сумму произведенных расходов не получится.  Для суда не имеют значения ни налогообложение, ни финансовые результаты преступника. Основной акцент строится на получении незаконного дохода. Хотя даже рядовой экономист с такой позицией будет не согласен. Ведь одно дело – расходы драгдилера или торговца оружием, а другое – расходы фирмы, обслуживающей наш с вами быт. Неоднозначная ситуация обстоит и с признанием налога на добавленную стоимость, учитываемого в составе выручки. С одной стороны, НДС не является доходом и организация учтет его при расчетах с бюджетом. С другой — понятие дохода от незаконной деятельности до сих пор не сформулировано и вам могут насчитать весь доход, поступивший в виде денежных средств. Однако главбуху не стоит бояться – в любом случае Верховный суд будет к нему снисходителен. В постановлении оговорено, что выполнение находящимся в трудовых отношениях с фирмой лицом своих обязанностей не является преступлением. Вся ответственность ложится на плечи того, кто фактически исполняет функции и обязанности директора.  Вот ему и будет о чем побеспокоиться. Незнание сложившейся в организации ситуации не спасет руководителя от ответственности. В уставе общества обычно прописывается, что отдельные виды деятельности общество может осуществлять исключительно на основании лицензии. Также общество на протяжении срока действия лицензии (по исключительным направлениям) имеет право заниматься только предусмотренными ею видами деятельности. А директор должен знать свои обязанности. И его умыслом будет получение прибыли как основного направления своей деятельности. Хотя директора тоже можно понять. Он постоянно между двух огней – договорными обязательствами и уголовной ответственностью. Остановишь добычу ископаемых – накроется производство, перестанешь вывозить у населения бытовые отходы – в гости придет Роспотребнадзор. А как бы на его месте поступили вы? Уголовные дела по незаконному предпринимательству часто возбуждались вместе со ст. 174 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем». Ведь на вырученные нелегальные деньги руководство незаконно рассчитывалась с персоналом, уплачивало налоги, отчисляло пенсионные взносы. В общем, творило ужасные вещи. Ситуация изменилась, когда законодатели увеличили сумму, с которой заканчивается правонарушение и начинается преступление, с 1 млн до 6 млн рублей. Такие дела стали редкостью. Но это совсем другая история.

Дмитрий Савин — старший эксперт отдела судебно-экономических экспертиз Экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Московской области, эксперт журнала «Московский бухгалтер»