Приключения Лукашенко в СИЗО КГБ: очередной провалившийся «хитрый план»

  Новости        16 октября 2020        46         0

Тюрьма КГБ стала местом встреч лучших людей города, площадкой обсуждения революционных инициатив по спасению и развитию Белоруссии. Александр Лукашенко возродил многое из советского прошлого, теперь создаёт оппозиционные шарашки.

Длящаяся с 9 августа волна протестных манифестаций идёт на спад, но по-прежнему является серьёзным фактором общественно-политической жизни Белоруссии. Традиционные марши по субботам и воскресеньям дополнились понедельничным «маршем пенсионеров». Отрабатываются новые формы протеста.

Лукашенко

Лукашенко Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Белоруссия: противостояние внутри страны нарастает — трансляция»

Всё это очень беспокоит Александра Лукашенко, лишившегося значительной части внутренней и внешней легитимности. Его режим держится на штыках и очень плохо справляется не только с политическими, но и усугубляющимися социально-экономическими проблемами.

«Тихая, спокойная страна, а в Минске мы никак не можем голову взять в руки и подумать, как жить дальше», — заявил 15 сентября Лукашенко на встрече с генсеком ОДКБ.

Новый год приближается, а вместе с ним — срок, отведённый на решение проблемы массовых уличных протестов в Минске. Именно они беспокоят «последнего диктатора Европы», а не некий «Координационный совет по трансферу власти в Белоруссии» или действующая в эмиграции политическая секта, сформированная вокруг экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской.

«Ультиматум Тихановской» смешон и нелеп. Чтобы делать подобные заявления, необходимо иметь реальные рычаги давления на процессы в Белоруссии, а не в западных массмедиа. Столь же оторван от реальных процессов и КС, вся деятельность которого выражается в комментариях, заявлениях, призывах и тому подобном. О трупе «старой оппозиции» уже никто и не вспоминает.

Итогом многолетнего «разворота на Запад» стал пренеприятнейший факт: западные друзья и партнёры Александра Лукашенко его откровенно кинули, как до этого — Виктора Януковича. Итогом многолетней «белорусизации» стала потеря традиционного электората и нож в спину со стороны националистов, у которых незадачливый белорусский правитель решил позаимствовать идеи и символы.

Не сумев подавить массовые протесты на улицах, Лукашенко также не сумел создать под себя дееспособную «конструктивную оппозицию». Поэтому сейчас, в пожарном порядке, отметая этические приличия и юридические ограничители, фактический руководитель другой части Союзного государства пытается создать видимость некоего диалога с протестующими.

С этой целью 10 октября в Минске состоялся необычный субботник — Лукашенко посетил знаковых политзаключённых. Президентская пресс-служба представила произошедшее как встречу «с представителями оппозиционных политических движений, которые сейчас находятся в СИЗО КГБ».

Александр Лукашенко во время встречи в СИЗО с представителями белорусской оппозиции. 10 октября 2020

Александр Лукашенко во время встречи в СИЗО с представителями белорусской оппозиции. 10 октября 2020 President.gov.by

Обычно обширная речь Лукашенко в официозном сообщении по итогам четырех с половиной часов разговора уместилась в один невразумительный абзац: «Страна живет под лозунгом: «Даешь диалог». Я, исходя из упреков ваших сторонников, подумал о том, что самое радикальное предложение — по всем вопросам. Не надо зацикливаться только на Конституции. Половина, насколько я понимаю, здесь юристы, и прекрасно понимают, что Конституцию на улице не напишешь. Я на это смотрю шире, пытаюсь убедить не только ваших сторонников, но и все общество в том, что на проблему надо смотреть шире».

С чего он взял, что именно под таким лозунгом живёт «страна», и что значит «самое радикальное предложение — по всем вопросам» — загадка. Тем не менее смысл мероприятия понятен: сделать политическим заложникам предложение, от которого им будет крайне затруднительно отказаться.

На «диалог» с Лукашенко было отконвоировано 11 арестантов. Среди них — бывший глава «Белгазпромбанка» и незарегистрированный кандидат в президенты Виктор Бабарико, политтехнолог с гражданством США Виталий Шкляров, член президиума оппозиционного Координационного совета Лилия Власова, директор IT-компании Pandadoc Дмитрий Рабцевич и координатор бабарикинского предвыборного штаба Юрий Воскресенский.

Последние двое после «встречи-диалога» были освобождены под домашний арест. Они и в следственном изоляторе оказались по сфабрикованным обвинениям. Рабцевич, к примеру, вообще никогда не представлял никакого политического движения, тем более — оппозиционного. На нём банально отыгрались за поддержку оппозиционных инициатив его шефом подобно тому, как каратели выместили свою злобу на жителях Хатыни.

Публика отреагировала на сюрреалистичный оборот событий весьма едкими, сатирическими комментариями, выходящими за нормы приличий. Из самого безобидного — сопоставление скриншотов показанного по БТ фрагмента «диалога» в СИЗО КГБ с известными фотографиями посещения концлагерей Генрихом Гиммлером.

Сам факт визита указывает на то, что в Белоруссии не работают законы. Не может просто так взять и приехать в СИЗО КГБ на встречу с арестантами никто, кроме следователя. Даже не каждый прокурор уполномочен посещать такие учреждения, а уж устраивать там внезапные «диалоги» на политические темы, да ещё и в отсутствие конвоиров — это полный нонсенс.

Александр Лукашенко во время встречи в СИЗО с представителями белорусской оппозиции. 10 октября 2020

Александр Лукашенко во время встречи в СИЗО с представителями белорусской оппозиции. 10 октября 2020 President.gov.by

Тем более чиновник, будь он какого угодно ранга, в нормальном демократическом государстве не может распорядиться отправить арестантов из изолятора в баню без конвоя этого учреждения. Содержащиеся под стражей — не морские свинки на передержке или плюшевые игрушки. Телефонная связь, тем более — с заграницей, для белорусских арестантов запрещена, а для осужденных — строго регламентирована, причём не чиновником.

Смысл этих демонстративных действий — показать, что Лукашенко решает все вопросы, и для него нет никаких ограничений. Политзаключённый, как и любой временно находящийся на свободе, должен понять, что фактически в Белоруссии не республика, а тирания, карикатурное подобие монархии в духе азиатских или африканских режимов, где правитель может сделать с подданными всё, что угодно.

Очевидно, в тюрьме не может быть никаких нормальных диалогов между заключёнными и начальником тюрьмы. В концлагере не может быть никаких выборов, тем более — начальника концлагеря. Не может быть в тяжелейших тюремных условиях работы по подготовке предложений по проведению конституционной реформы и референдума. Лукашенко снова опустился до садистского фарса, смысл которого — сломить волю политзаключённых и заставить их совершить три действия.

Первое: уговорить уличных манифестантов не нервировать гаранта стабильности и процветания, разойтись по домам и в дальнейшем больше трёх без санкции властей ни на какие собрания не собираться.

Второе: начать позиционировать себя как представителей неких оппозиционных политических движений, не являясь таковыми, но создавая такую иллюзию для призывов к прекращению сопротивления властям, деморализации уличных протестов и подрыва авторитета действующей в эмиграции «команды Тихановской».

Третье: своим соучастием придать «конституционной реформе Лукашенко» видимость законности и легитимности, подписаться под этой келейщиной и, возможно, получить помимо освобождения ещё и депутатский мандат.

Соответствующие механизмы уже запущены и наглядно представлены в интервью Юрия Воскресенского. В беспрецедентном интервью из-за решётки для центрального гостелеканала он прямо призвал к прекращению уличных протестов и сотрудничеству с властями ради конституционной реформы и сохранения несостоятельной внешнеполитической «многовекторности», «экспортного потенциала» и тому подобного.

Ныне, находясь под домашним арестом, Воскресенский продвигает ту же пропагандистскую повестку на телешоу российских и белорусских телеканалов. ОМОН в это время травит пенсионеров газом и делает из мелкой буржуазии отбивные.

Шарашки из арестантов СИЗО КГБ не получилось. Ни сторонников Виктора Бабарико, ни сторонников Валерия Цепкало, ни самого Сергея Тихановского (три самые сильные фигуры президентской кампании 2020 года) скомпрометировать не получилось. В сухом остатке, после усушки и утруски — лишь частное мнение мелкой сошки, из которой усиленно лепят звезду телеэкрана.

Плюс к этому политические и имиджевые издержки. Люди в «центре Европы», в «восточноевропейской Швейцарии», как выяснилось, помыться мечтают, не могут соблюдать элементарные правила гигиены, и это — в условиях второй волны пандемии.

Не случайно видеоматериал пропагандистов столь скуп и представлен определённым ракурсом, в котором не видно Сергея Тихановского и не слышно оппонентов Лукашенко. Однако даже из представленного публике понятно, что отчаянный план провалился на первоначальном этапе.

Представители  белорусской оппозиции во время встречи с Александром  Лукашенко в СИЗО. 10 октября 2020

Представители белорусской оппозиции во время встречи с Александром Лукашенко в СИЗО. 10 октября 2020 President.gov.by

Появилось больше оснований для замысла спецоперации, на которую Лукашенко был вынужден согласиться. Видимо, считается, что в итоге режим Лукашенко должен устоять и противопоставить западным санкциям некие контраргументы, ставящие под сомнение обоснованность введённых и расширяющихся ограничительных мер. Оппозиция нового призыва, согласно замыслу, должна быть втянутой в устраивающие президентскую администрацию формы конструктивного содействия инициированных властями процессов. Эмигрантские круги должны оказаться в такой же ситуации, как и бежавшие с немцами коллаборационисты. Массы белорусского «народца» должны разочароваться в методах ненасильственного сопротивления. Россия должна всё это оплатить.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы