Россия не может бросить Приднестровье. Но готова ли она его защитить?

  Новости        04 ноября 2020        42         0

В Приднестровье Россия окажется перед трудным выбором. Бросить 240 с лишним тысяч своих граждан на экономическое разорение, унижение и бесправие она де-факто не сможет. А вот что Россия сможет — это большой вопрос, над которым она должна очень серьезно задуматься уже сегодня, чтобы здесь, в Приднестровье, не повторилась карабахская трагедия.

Совершенно «неожиданно» выборы президента Молдавии преподнесли громкий сюрприз. Дело в том, что практически все эксперты, как местные, так и зарубежные, в преддверии голосования прогнозировали победу в первом туре действующего президента Игоря Додона (в том, что будет второй тур, не сомневался никто, ни граждане, ни эксперты, кроме самого Додона, который накануне в интервью заявил, что он может одержать победу уже в первом туре). Причем не только эксперты, но и многочисленные социологические исследования показывали, что Додон победит с отрывом от своего главного соперника Майи Санду процентов в 5−10.

Флаг ПМР

Флаг ПМР President.gospmr.org

Что же произошло, неужели опытные эксперты и объективные социологические опросы ошиблись? В чем причина его поражения? Как тут не вспомнить гения русской литературы Льва Толстого и его пророческую строку «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Опытные аналитики, видимо, напрочь забыли о факторе многочисленной зарубежной молдавской диаспоры. Вот она-то и сыграла с Додоном в рулетку, поставив перед ним трудноразрешимую задачу одержать верх над Санду во втором туре выборов, через две недели.

Мы полагаем, что феномен голосования молдаван за рубежом на этих выборах еще долго будут исследовать заинтересованные стороны. Почему из почти миллиона молдавских гастарбайтеров в России на выборы пришло чуть больше пяти тысяч человек, а в западных странах — более 130 тысяч? За счет чего удалось консолидировать молдавский западный электорат и кто проморгал пассивность молдавского электората в России? Естественно, в западных странах абсолютное большинство голосовало за Майю Санду. Именно эти голоса «перевернули» всю предвыборную арифметику в Молдавии.

До второго тура выборов осталось совсем мало времени, и большой вопрос, удастся ли президенту Додону извлечь уроки из своих ошибок и хоть как-то компенсировать свое отставание.

Игорь Додон

Игорь Додон

Разумеется, Игоря Додона остановило не только голосование диаспоры. Следует учесть и другие подобные факторы. Скажем, из более чем двухсот тысяч имеющих право голосовать приднестровцев на выборы пришло чуть более 14 тысяч граждан. Если уж было принято такое решение — разрешить им голосовать на территории Молдавии, надо было хотя бы провести с ними соответствующую работу. Вот вам второй упущенный Додоном фактор.

К ним же можно отнести ворвавшегося в число лидеров выборной гонки Ренато Усатого, мэра города Бельцы, бывшего соратника Додона, который на предыдущих выборах и победил во многом благодаря поддержке Усатого. 16% голосов, полученных им на этих выборах, — это минус столько-то голосов, которые недополучил Игорь Додон.

Наконец, можно утверждать, что Додон недооценил популярность в республике Илана Шора, создавшего в Молдавии широкую сеть социальных магазинов, который выставил на президентские выборы своего доверенного человека Виолетту Иванову, занявшую в итоге четвёртое место.

Не будем говорить о том, какой вклад в того или иного кандидата, в их победу или поражение внесли те или иные геополитические акторы в лице США, Евросоюза и России. Это очевидные вещи, которые мы могли наблюдать на всем протяжении предвыборной борьбы.

Ну и конечно, Игорю Додону помешала его излишняя уверенность в своей безоговорочной победе, как он предполагал, уже в первом туре.

Зададимся теперь вопросом, чего следует ожидать гражданам Молдавии от второго тура выборов. Скажем так, резерв у Додона совсем небольшой. В лучшем случае его электорат может пополниться частью граждан, голосовавших за Иванову (дело в том, что перед выборами устойчиво ходили слухи о возможной коалиции Додона и Шора для формирования нового большинства в парламенте). Какой-то процент голосовавших за Усатого тоже может во втором туре проголосовать за Додона. И всё. Все остальные — это потенциальные сторонники Майи Санду и противники Игоря Додона.

С другой стороны, электорат Усатого в своем большинстве, скорее всего, во втором туре будет голосовать за Санду, поскольку сегодня Усатый превратился в откровенного и последовательного врага Додона, о чем он неоднократно публично заявлял. По его словам, он не можем простить тому непорядочность и двуличность.

И еще один аспект, который необходимо иметь в виду. Если количество избирателей во втором туре рекордно возрастет, то у Додона может появиться определенный шанс на победу. Как известно, всего на выборы в первом туре пришло чуть более 42% избирателей. Это наихудший результат за все годы существования независимой Молдавии. Возможно, среди этих новых выборщиков большинство будет настроено прододоновски.

А посему, в силу всего отмеченного выше, шансы Майи Санду на победу во втором туре объективно выглядят предпочтительней и убедительней.

Майя Санду

Майя Санду Gov.md

В случае если Санду станет президентом, это может отразиться на внешней политике Молдавии, и в частности на ее приднестровской политике, следующим образом. Исходя из её прежних публичных заявлений, она является убежденной сторонницей объединения Молдавии и Румынии. Поэтому нельзя сомневаться в том, что при ней будет инициирован этот процесс — к радости западных стран. Безусловно, она также присягнет вступлению Молдавии (в перспективе) в НАТО и еще большему её сближению с Евросоюзом, получив на этом направлении полную поддержку западного сообщества. Ну и вишенка на торте, это ее, как она заявляла, быстрое решение «приднестровского вопроса» сообща с Румынией и Украиной. Можем предположить, что это будет не военное решение, как, например, в Нагорном Карабахе, а скорее точечные действия, направленные на уничтожение промышленного потенциала республики, фактически ее полная блокада и изоляция от остального мира. В этом случае речь будет идти даже не о федерации или автономии для Приднестровья, а о полной унификации.

Ренато Усатый на избирательном участке

Ренато Усатый на избирательном участке Facebook.comRU1.md

В случае подобного развития ситуации Россия окажется перед трудным выбором. Бросить 240 с лишним тысяч своих граждан в Приднестровье на экономическое разорение, унижение и бесправие она де-факто не сможет. Здесь находятся российские миротворцы, располагаются военные склады в селе Колбасна, дислоцирована оперативная группа войск, охраняющая эти склады. А вот что Россия сможет — это большой вопрос, над которым она должна очень серьезно задуматься уже сегодня. Хотя с учетом всех сложностей в самой России и складывания новой геополитической картины мира надо было сделать это еще вчера, чтобы здесь, в Приднестровье, не повторилась карабахская трагедия.

Ну и самое последнее. Молдавия — это парламентская республика, и главным политическим институтом, который все в ней определяет, является парламент. В ближайшее время, скорее всего, в Молдавии будут инициированы внеочередные парламентские выборы. И вот на них-то и будет поставлена финальная точка и получен ответ — куда пойдет в своем развитии Молдавия дальше: на Запад или на Восток.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы