Обо всем        25 апреля 2014        91         Комментарии к записи Рост численности КПК отключены

Рост численности КПК

После 1957 г. данные о социальном составе КПК не публиковались, но форсированный рост ее численности продолжался. К июлю 1961 г. в партии насчитывалось свыше 17 млн. членов. С 1961 г. перестали публиковаться данные и о числе членов КПК. По неофициальным данным, оно достигло в 1965 г. 20 млн. человек, а в середине того же года из Пекина стали поступать сообщения о намерении руководства КПК расширить партию до 40 млн. членов. Уже сами эти цифры говорили о многом, если принять во внимание, что общее число промышленных рабочих в КНР в то время лишь несколько превышало 10 млн. человек. В этой связи нельзя не вспомнить указание Мао Цзэдуна об опасности, таящейся в неоправданном форсировании роста рядов партии. «Мы боимся чрезмерного расширения партии,— писал он в «Детской болезни «левизны» в коммунизме»,— ибо к правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы…» 1 Примечательно, что в нашей партии тогда было немногим больше 600 тыс. членов на все многомиллионное население России. Положение в партии в целом не могло не сказаться на социальном составе руководства КПК. Сыграло в этом свою роль и то обстоятельство, что с 1935 г. оно находилось большей частью под контролем мелкобуржуазных националистов, которые оказывали свое влияние на его состав. На двенадцатом году существования КНР китайские лидеры все еще были вынуждены констатировать: «Среди руководящих товарищей Центрального Комитета Коммунистической партии Китая имеется очень много людей, вышедших из семей средних и верхних слоев: выходцев из действительно рабочих и крестьянских семей совсем немного…»2 Общеизвестно, что отнюдь не удельным весом пролетариата в общем населении страны определяется его роль авангарда революционного движения. Точно так же социальное происхождение само по себе не всегда имеет решающее значение в судьбе того или иного участника революции. Однако было бы неправильным вообще сбрасывать со счетов вопрос о социальном характере партии и ее руководства. Обращаясь к этой стороне дела, Мао Цзэдун недаром подчеркивал, что мелкобуржуазная болезнь в революционных партиях возникает чаще «при таких обстоятельствах, когда эти партии прямо или косвенно осуществляют связь, соединение, сплетение пролетарских и мелкобуржуазных элементов и когда ход революционпых событий показывает крупные и быстрые изломы»’. Как свидетельствует социальный состав Компартии Китая, именно такая связь, соединение, сплетение пролетарских и мелкобуржуазных элементов были свойственны КПК. Если же обратиться к обстановке, в которой действовали коммунисты, то она как раз отличалась крупными и быстрыми изломами в ходе революционных событий как во всем мире, так и в самом Китае, приступившем к осуществлению гигантского по своему историческому значению перехода от полуфеодального, полуколониального строя к социализму. В условиях резких поворотов истории перевес в КПК и ее руководстве мелкобуржуазных элементов сыграл свою роль.

Сейчас даже в глухой деревне можно купить парфюм, а все потому, что женщины должны выглядеть везде красиво, а также приятно пахнуть.