«С сентября Москва жила полноценной жизнью»: Ракова о локдауне, вакцинации от COVID-19 и третьей волне пандемии

  Новости        08 марта 2021        23         0

В Москве с начала прививочной кампании от коронавируса уже вакцинированы более 700 тыс. человек. Об этом рассказала заместитель мэра столицы по вопросам социального развития Анастасия Ракова в интервью Антону Красовскому в программе «Антонимы». Она также обратила внимание на успех Москвы в борьбе с пандемией в сравнении с другими мировыми столицами, оценила ситуацию в экономике страны и рассказала, как власти принимали решения о борьбе с распространением коронавируса в начале эпидемии.

— Доброе утро. С 8 Марта, Анастасия Владимировна!

— Спасибо вам большое. Прекрасный букет.

— Прекрасно выглядите.

— Вы тоже. Я вас первый раз вижу в таком костюме.

— Да? Слушайте, ну давайте мы тогда сразу перейдём к важному — к вакцинации в городе Москве. Как она вообще проходит?

— На данный момент, на сегодняшний день она проходит очень хорошо.

— А что ж хорошего?

— В Москве у нас вакцинированы более 700 тыс. человек с начала кампании. Значит, ежедневно примерно вакцинируются от 10 до 15 тыс. в зависимости от дня недели, у нас всегда есть свободные слоты. Мы максимально широкую линейку возможностей сделали москвичам, для того чтобы выбрать пункт вакцинации на любой вкус.

— Например?

— Поликлиника. Хочешь — иди в поликлинику: 100 пунктов работает без выходных, электронная запись предварительная, заранее продумай, приди. Привык обслуживаться в частной медицинской организации (а в Москве таких людей много) — пожалуйста, мы бесплатно отдали вакцину всем частным медицинским организациям. Не хочешь ждать, хочешь это сделать прямо сейчас — выбирай любой пункт временной вакцинации, который открыт.

— Зачем мы открыли все эти пункты прямо в торговых центрах? Вот в ГУМе…

— Затем, чтобы максимально удовлетворить спрос москвичей, тех, которые не хотят ехать в поликлинику. Люди очень разные. И мы видим, что у нас по факту временные пункты дают гораздо большую проходимость, чем пункты вакцинации.

— Например?

— До 400 человек у нас приходило в ГУМ ежедневно, и сейчас не меньше 250—300 человек. Это, в принципе, в два раза больше, чем приходящих людей в классический пункт вакцинации.

— А мы понимаем этот тип человека, который идёт в торговый центр, а не в поликлинику? Я вот лично не очень понимаю.

— Ну давайте: 12 млн — и все люди разные. Кто-то вообще не любит ходить в поликлинику, кто-то боится заразиться, кто-то…

— То есть в поликлинике боится, а в ГУМе — нет?

— Кто-то пришёл в торговый центр, увидел очередь и решил сиюминутно привиться. Моя задача не изучать психотипы этих людей, а всем группам людей, несмотря на их особенности, дать удобный канал вакцинации, чтобы вакцинаций было больше.

«С сентября Москва жила полноценной жизнью»: Ракова о локдауне, вакцинации от COVID-19 и третьей волне пандемии

  • © Константин Михальчевский

— Вы сами привились?

— Конечно.

— Чем?

— «Спутником V» уже очень давно.

— Ну и как? Были последствия какие-то?

— Нет. Я же говорю, что практически никаких. У меня была небольшая субфебрильная температура и слегка болело плечо в месте укола.

— После первого шота или второго?

— Только после первого. После второго вообще не было ничего. Я уехала в отпуск и прекрасно проводила время.

— Какие у вас антитела?

— У меня на сегодняшний день нет уже антител, но у меня есть Т-клеточный иммунитет.

— То есть вот сколько у вас вымывались эти антитела?

— Где-то около полугода.

— Полугода, да? А на тот момент, когда вы сделали прививку, какой был титр?

— Максимальный. 3200.

— 3200, да? Ну это по гамалеевскому?

— Конечно.

Мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что пандемия коронавирусной инфекции в столице идёт на спад. Большую роль в этом, по мнению…

— Ну и на 67-й больнице висит крылатский временный госпиталь.

— Висит крылатский временный госпиталь. Мы временные госпитали сейчас используем меньше, чем наполовину. И постепенно будем помощь у них, если потребности не будет, скукоживать, но не разбирать их. Они весь год будут стоять.

— Есть какое-то ощущение, что что-то сделано неправильно?

— Сложный вопрос. Постоянно оборачиваюсь, смотрю. Сложно делать выводы окончательные, что сделано было неправильно, а что — правильно. Вот явных таких вещей, которые я сейчас, обернувшись, не сделала, нет. Наверное, можно было, копаясь в себе, что-то сделать чуточку быстрее. Более быстро разворачивать госпитали, стараться ещё быстрее развернуть сеть тестирования, быстрее менять правила игры — больше людей госпитализировать в какой-то период, меньше оставлять дома или наоборот. Ну вот чуть-чуть можем в этом направлении, мне кажется, а так… Вот на сегодняшний момент — нет. Может быть, пройдёт год — и придёт другое осознание, понимание, что было сделано не так.

— Вы до этого руководили аппаратом мэра. Вам что больше нравится?

— Конечно, социальная защита.

— Почему?

— Вы знаете, я бы сказала очень образно. Когда занимаешься политикой, аппаратной работой, ты всё время в таком энергетическом центре, в вихре событий. Ты всегда в эпицентре. Но через какое-то время, когда ты оборачиваешься назад, ты понимаешь: а что после тебя осталось? И понимаешь, что, в принципе, чего-то осязаемого и измеримого, чем можно гордиться, очень мало, того, что действительно приносит внутреннее
удовлетворение. Работа в социальном комплексе вообще другая. Если образно, то я представляю себя в виде пахаря, который тащит плуг, впереди меня буйвол, впереди только заросли, очень тяжело всё это делать. Когда ты оборачиваешься назад, ты видишь результаты своего труда, видишь какие-то добрые, позитивные изменения, которые, самое
главное, видят люди, которые приносят тебе внутренне очень большое удовлетворение.

— Ну у вас есть сейчас ощущение, что вы делаете настоящее нужное, важное дело?

— Именно такое ощущение у меня сейчас и есть.

— С праздником вас.

— Спасибо.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы