Сбербанк и его экосистема: приобрел или потерял?

  Новости        08 марта 2021        14         0

Сбербанк по просьбе акционеров, в том числе владельца контрольного пакета акций банка – правительства РФ, как пишет издание РБК, опубликовал отчет о финансовых результатах небанковских сервисов по итогам 2020 года.

Сбербанк по просьбе акционеров, в том числе владельца контрольного пакета акций банка — правительства РФ, как пишет издание РБК, опубликовал отчет о финансовых результатах небанковских сервисов по итогам 2020 года. Как известно, банк активно развивает цифровую экосистему, пополняя ее не только собственно разработанными сервисами, но и за счет покупки действующих сторонних компаний. Неоднократно глава государства Владимир Путин напоминал Герману Грефу о необходимости не забывать об основных функциях Сбербанка как денежно-кредитной организации. А глава ЦБ РФ поднимала вопрос об опасности банковских экосистем. На не так давно проходившей традиционной встрече с банкирами Эльвира Набиуллина заявляла, что, несмотря на привлекательность банковских экосистем для клиентов, движение финансовых организаций к созданию бизнес-моделей с экосистемами может таить в себе риски для вкладчиков. По словам главы регулятора финансового рынка страны, банки инвестируют средства вкладчиков в новый бизнес, в свою экспансию, отдача от этих бизнесов может быть меньше и позднее, чем ожидает банк, который находится в центре экосистемы и финансирует её развитие. Напомним, что в конце ноября глава ЦБ РФ заявляла о необходимости регулирования экосистем для защиты банковской системы. На встрече же с банкирами она снова сообщила о необходимости введения механизмов, которые будут направлены на защиту интересов вкладчиков и инвесторов. Это могут быть стандарты раскрытия информации о вложениях в экосистемы в отчётности банков. Хотя, заметим, покупкой цифровых сервисов Сбербанк занимается уже давно.

Греф

Греф Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Более того, Герман Греф без капли смущения довольно бодро на «Уроке цифры» в частной московской «Хорошколе» рассказывал взрослеющему поколению, как Сбербанк в результате ошибок искусственного интеллекта потерял миллиарды рублей. Вот по этому поводу цитата Германа Грефа, размещенная информационным агентством ТАСС в феврале 2019 года: «Искусственный интеллект, как правило, принимает решение в больших системах. Маленькая ошибка, закравшаяся в алгоритм, может приводить к очень большим последствиям. В нашей практике мы теряли большие деньги на этом. Из-за того, что машина совершала маленькую ошибку на больших объемах, мы теряли миллиарды рублей». Надо сказать, что позднее ТАСС разместил комментарий пресс-службы Сбербанка, в котором уточнялось, что речь идет о недополученной прибыли: «Речь идет не о прямых убытках, а, скорее, о недополученной прибыли. Но банк постоянно работает над улучшением интеграции процессов искусственного интеллекта в его системы. Например, применение алгоритмов искусственного интеллекта в «Кредитной фабрике» позволяет постоянно снижать уровень потерь от кредитного риска», — пояснили в пресс-службе.

Тем не менее слова остаются словами, куда больше ясности могла бы вносить отчетность, размещаемая по стандартам. В общем, та самая отчетность, о необходимости введения которой говорила Эльвира Набиуллина. Хотя, подчеркнем, уже почти всё случилось, по большому счету экосистема уже сформирована: что куплено, то куплено, что создано, то создано, уже и что-то, как известно, было даже продано.

Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина Cbr.ru

Так, например, издание РИА Новости в 2012 году сообщало о покупке Сбербанком 75% минус один рубль российской электронной платежной системы «Яндекс.Деньги» за примерно 60 миллионов долларов. В июле прошлого года изданием уже сообщалось о консолидации 100% акций «Яндекс.Денег». В рамках сделки интернет-компания должна была продать банку долю в «Яндекс.Деньгах» в размере 25% плюс 1 рубль предварительно за 2,4 миллиарда рублей. При этом, как уточнялось, доля в 25% «Яндекс.Денег» находится на балансе дочерней структуры Сбербанка «Цифровые активы», самому Сбербанку принадлежит 75% «Яндекс.Денег». В свою очередь, Сбербанк продавал долю в 45% в «Яндекс.Маркете» интернет-компании. В июле прошлого года ТАСС сообщало со ссылкой на релиз Сбербанка о том, что сумма сделки по продаже Yandex. Market B.V. составила 42 млрд рублей, совокупная прибыль Сбербанка от этой сделки до налогообложения составила около 20 млрд рублей. Напомним, Сбербанк и «Яндекс» закрыли сделку по созданию совместного предприятия (СП) на базе «Яндекс.Маркета» с оценочной стоимостью 60 млрд рублей в апреле 2018 года. Но уже в июне 2020 года «Яндекс» объявил о прекращении сотрудничества со Сбербанком по совместным предприятиям, в результате чего и произошла консолидация Сбербанком «Яндекс.Денег», а 45% доля «Яндекс.Маркета» отошла интернет-компании.

В конце 2016 года издание «Коммерсант» напоминало о том, что в марте 2015 года Сбербанк объявлял о покупке контрольного пакета в Segmento (российская programmatic-платформа, использующая технологии машинного обучения для таргетирования цифровой рекламы, размещаемой, например, в мобильных приложениях и соцсетях). Сумма сделки не раскрывалась, но эксперты оценивали ее примерно в 10 млн долларов. По условиям сделки у Сбербанка было право довести в будущем свою долю до 100%, что и было сделано. При этом уточнялось, что, по данным СПАРК-Интерфакс, выручка ООО «Рутаргет» (разработчик Segmento) в 2015 году составила 112,6 млн руб., убыток — 4,44 млн руб. Тогда же — в 2016 году сообщалось, что уже Венчурный фонд АФК «Система» Sistema Venture Capital (Sistema_VC) выкупает у Сбербанка 50% долей в рекламной платформе Segmento. Сумма уже этой сделки оценивалась в 500 млн рублей.

Сервис доставки еды Delivery Club

Сервис доставки еды Delivery Club Delivery-club.ru

Или, другой пример, в июле 2019 года Сбер и Mail.ru Group объявили о создании совместного предприятия. От Mail.ru Group в СП вошли сервис доставки еды Delivery Club и доля в сервисе заказа такси «Ситимобил», от банка — доля в сервисе Foodplex. Представитель Сбера, как писало издание «Ведомости», уточнял, что в СП входит еще и «Самокат» и «Кухня на районе». Участники сделки заявляли, что СП должно стать «ведущей российской платформой» для сервисов в сфере еды и транспорта. У Mail.ru Group (MRG) и Сбербанка в нем по 50% долей. Компании тогда планировали инвестировать до 64 млрд рублей, если за 12 месяцев после сделки компания достигнет целевых показателей. При этом же условии стоимость новой компании, по оценкам ее будущих участников, может превысить 100 млрд рублей. А в августе прошлого года издание Интерфакс со ссылкой на сообщение Mail.ru Group писало, что совместное со Сбербанком предприятие в сфере транспорта и доставки еды получило на равных условиях дополнительно 12 млрд рублей на развитие бизнеса. Деньги, как уточнялось, направлялись на расширение сегментов, которые не входили в периметр на момент закрытия сделки в декабре 2019 года. Среди них — картографический проект 2ГИС, сервис экспресс-доставки продуктов «Самокат» и другие активы. Уточнялось также, что сервисы такси и доставки из ресторанов «Ситимобил» и Delivery Club не нуждаются в привлечении средств, а инвестиции не повлияют на объем потенциальных платежей, которые зависят от ключевых показателей эффективности (KPI), установленных для первоначальных активов СП. Также Mail.ru Group и Сбербанк сохранят равные доли в СП (по 45,005%). Но уже в ноябре того же 2020 года издание «Ведомости» публикует новость на основе информации источников, сообщивших Financial Times, что Сбер и Mail.ru Group обсуждают раздел активов в рамках созданного СП, специализирующегося на перевозке пассажиров и доставке еды. Эксперты тут же нашли аналогии с историей по «разводу» Сбербанка с «Яндексом». В частности, как указывало издание, разногласия мог вызвать вопрос, на чьей основе выстраивать общую экосистему — финансовой сети Сбера или соцсети «ВКонтакте», которая принадлежит Mail.ru Group. Источники издания говорят, что Mail.ru настаивает на собственной основе выстраивания экосистемы, в свою очередь, Сбер не согласен с данной позицией. С одной стороны, удивительно, что Сбербанк наступает на одни и те же грабли с «завидным» постоянством, а с другой — уже ничего не удивляет, так как уже видно, что схема отработанна или отточена.

Foodplex

Foodplex Facebook @Foodplex

Сколько в совокупности Сбербанк потратил на создание и развитие экосистемы, да еще и, так сказать, потерял или недополучил прибыли из-за ошибок искусственного разума, большой вопрос. Как сообщало на днях РБК, за три года Сбер потратил на развитие экосистемы $1 млрд, что составляет 3% чистой прибыли. Но вложения в нефинансовые активы ограничиваются всё-таки не тремя последними годами. Три с лишним года назад, то есть в 2017 году, банк только лишь утвердил стратегию развития, в соответствии с которой он должен превратиться в универсальную технологическую компанию и вступить в конкуренцию за клиентов с Google, Apple, Facebook, Amazon. Собственно в декабре 2019 года топ-менеджмент Сбербанка и рассказывал о том, что за три года банк инвестировал в покупку активов для экосистемы $1 млрд. После этого заявления прошел год. Кроме того, ведь есть такое понятие, как окупаемость проектов, вложений в них. В январе прошлого года РБК публиковал оценки аналитиков Morgan Stanley по объемам потенциальных инвестиций Сбербанка в нефинансовые активы. По их подсчетам это может быть 200 млрд рублей в год. Аналитики приводили такие расчеты: ежегодно Сбербанк генерирует около 650 млрд руб. в капитал первого уровня (4,1 трлн руб. на 30 сентября 2019 года, в том числе включает нераспределенную прибыль), если банк станет направлять на дивиденды 50% прибыли, у него будет оставаться около 200 млрд руб. в год, которые он сможет либо направлять в капитал, либо вкладывать в нефинансовые активы. Для сравнения: с 2012 по 2019 год Сбербанк инвестировал в 25 нефинансовых сервисов в общей сложности 123,5 млрд руб., подсчитали в Morgan Stanley. Это сопоставимо с капитальными вложениями с 2010 года двух крупнейших российских интернет-компаний Mail.ru и «Яндекса» — около 130 млрд руб.

Тем временем активы своего нефинансового бизнеса Сбербанк оценил в 136,6 млрд рублей. По итогам прошлого года они выросли почти в 3,5 раза. Всего у Сбербанка активов на 36 трлн руб., основную часть из них составляют кредиты. Операционные доходы в нефинансовом сегменте увеличились более чем в три раза, до 36,2 млрд руб., как и расходы на административную деятельность и персонал (+238,5%, до 27,2 млрд руб.). Совокупная EBITDA нефинансовых сервисов (прибыль до вычета расходов на амортизацию, финансовых расходов или доходов, а также налога на прибыль), пишет издание, в 2020 году была отрицательной: в этом сегменте Сбер зафиксировал убыток в 11,9 млрд руб. против положительного результата в 2,2 млрд руб. в 2019 году. Как следует из отчетности, отрицательную EBITDA по-прежнему генерируют вложения в сервисы доставки еды, такси и каршеринг (минус 10,4 млрд руб.), сегмент электронной коммерции (минус 6,4 млрд руб.), а также медиасервисы (минус 3 млрд руб.). Положительная динамика зафиксирована в направлении Health (+0,2 млрд руб.): в 2020 году количество виртуальных медицинских консультаций на фоне пандемии в России подскочило в 4,7 раза, до 200 тыс. Самый доходный нефинансовый сегмент бизнеса Сбера — сервисы для юридических лиц, предоставляющие облачные продукты и услуги кибербезопасности. Совокупная EBITDA в этой подгруппе увеличилась более чем вдвое и достигла 5,3 млрд руб.

Герман Греф

Герман Греф Дарья Антонова © ИА REGNUM

В 2020 году выручка от нефинансового бизнеса Сбербанка составила 71,4 млрд руб., в 2,7 раза больше результата 2019 года, следует из отчетности Сбера по МСФО. Выручка всего Сбербанка в 2020 году составила 3,37 трлн руб. (+2,2% к 2019 году): таким образом, на нефинансовый бизнес пока приходится чуть больше 2%. Доля в операционном доходе составляет 1,1%. Прибыль этого сегмента до налогообложения достигла 8,6 млрд руб. против убытка в 1,5 млрд руб. годом ранее. Это 0,9% от результатов всего Сбера.

Отметим, как пишет РБК, в конце 2020 года на презентации новой стратегии банка до 2023 года Греф, как напоминает издание, говорил, что Сбербанк намерен ежегодно наращивать выручку основных нефинансовых сервисов своей экосистемы более чем на 100%. К 2023 году их доля в чистом операционном доходе должна вырасти до 5%, а к 2030-му — до 20−30%, уточнил глава Сбера. Через три года большинство нефинансовых сервисов должны выйти на безубыточность. К концу 2021 года нефинансовые активы Сбера могут стоить 594 млрд руб., при оптимистичном сценарии — 1,1 трлн руб., оценивали аналитики инвестбанка UBS.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы