Бизнес и Управление        21 июня 2014        77         Комментарии к записи Шесть сигм в ВПК. Новый взгляд отключены

Шесть сигм в ВПК. Новый взгляд

«У РОССИИ НЕТ ДРУЗЕЙ, А ЕСТЬ ТОЛЬКО ДВА ВЕРНЫХ СОЮЗНИКА — ЕЕ АРМИЯ И ФЛОТ» (АЛЕКСАНДР III)
Как давно это сказано, но какие ёмкие это слова. С кем армия и флот – с тем и победа. Не случайно, едва выйдя из кризиса, Правительство решило приступить к реальному реформированию именно  армии и оборонных отраслей и пообещало выделить на эти цели до 2020 года астрономическую сумму в 23 триллиона рублей. Помощь отечественному автопрому в 200 миллиардов на этом фоне выглядит просто пособием по безработице.
Ожидается небывалый расцвет оборонной промышленности.  Должны появиться новые виды вооружений, инновационное обмундирование для военнослужащих, средства связи и доставки, снижающие уровень людских потерь до минимума и прочее, прочее, прочее.
Предполагается, что огромные инвестиции со стороны государства придут в обмен на участие бизнеса. А вот придет ли бизнес в непрозрачную экономику ОПК?
Бизнес удовольствием будет торговать оружием,  но вкладывать в оборонные предприятия, экономика которых закрыта, а уровень накладных расходов зашкаливает за 1000 процентов, это вопрос.
Время, когда личности определяли прогресс в  обороноспособности безвозвратно уходит. Уходит и административный ресурс ГЛАВНОГО КОНСТРУКТОРА.  ГК — руководитель прорывного направления. Появление этой фигуры было обусловлено особенностями политической ситуации, когда вопросы решали жестко и по-военному с одной стороны, а с другой – необходим был грамотный специалист с погонами, который был способен на месте быстро оценить недостатки процесса, и развернуть работы на 180 градусов, если это потребуется. Своего рода сталинская «шарашка», только на свободе. И под неё выстраивалась наша экономика. Быстрее, выше, сильнее – отнюдь не олимпийский принцип. Выросшая на социалистических «анаболиках» система рухнула.
Огромная территория России  вынуждала подходить и к организации оборонного производства по особому. Появились моногорода, заточенные под оборонку. У каждого предприятия должен был быть дублер. Такой же мощный и несокрушимый, со своими конструкторами и рабочими. Такой, чтобы в случае необходимости мог полностью закрыть любой вопрос. Оборонщики со свремен войны сохранили возможность в течение суток снять производство в одном месте, перевезти его на тысячу километров и в чистом поле начать новое производство.
Эта же огромная территория и низкая плотность населения породили у нас небывалый расцвет внедорожной техники. Зачем нам дороги? Чтобы за сутки потенциальный противник смог преодолеть тысячи километров в местах, где нет населения? Вот и создали наши Выдаюшиеся конструкторы Шапошников и Грачев в Брянске и Кургане такие образцы, которые до сих пор не может превзойти никто в мире. Не случайно, великолепные бронемашины «Тигр» мгновенно появились на рынке, как только в войсках появилась ивековская «Рысь».   Техническая мысль российских оборонщиков остается на высоте.
К сожалению, рассказать это об экономических успехах оборонных предприятий, о способности перестраивать свои мозги на мирные рельсы, нельзя. Мы многое умеем производить, но делаем это дорого, медленно и некачественно. Пример с «Тигром» здесь скорее исключение, чем правило. Освоено его производство в группе, принадлежащей некому олигарху. Наши знаменитые БТРы тоже производит не менее известный олигарх. Да и неплохое камазовское семейство «Мустанг» было освоено с применением института частно-государственного партнерства.
В остальном, российская оборонка продолжает болеть старыми неизлечимыми болезнями, заложенными в богатое советское время: огромной номенклатурой современных на тот период вооружений, которые постоянно совершенствовались, изменялись и модифицировались. Вооружения даже в одной партии, хоть не на много, отличались друг от друга. И технически, и технологически это были и остаются сырые изделия, которые требуют ручных корректировок. Раньше, когда советский военспец, оперативно подкручивал какую-то  гайку на глазах у изумленного шейха или раджи, и снаряд попадал в цель, это производило впечатление. Сейчас, у шейха или раджи образование на порядок выше, чем у нашего спеца.
И если в нашем сознании за пятьдесят лет ничего не изменилось, то наши бывшие покупатели стали сами производить оружие. А для внутреннего потребления его накоплено столько, что впору организовывать промышленную утилизацию, а не производство. Какое уж тут развитие.
Я не стал бы тратить время на изложение своих мыслей даже год назад – тогда это было бесполезно, но сейчас ситуация в оборонке стала кардинально меняться. Это касается, прежде всего, менталитета руководителей отрасли и его состава. Я внимательно перечитал высказывания Рогозина, его комментарии, конкретные предложения и скажу, что практически со всеми его мыслями я согласен. Начиная с высказывания о том, что коррупция в сфере ОПК сродни государственной измене, и заканчивая предложением создать в регионах военно-промышленные комиссии.
Информация по оборонной тематике «из первых уст» стала конкретной и четкой: коррупция, воруют, непрозрачное ценообразование, не гарантированный гособоронзаказ, проблемы предприятий.  Впервые за последние годы в Правительстве стали слушать заводчан и даже становиться на их сторону. И это не может не вызывать оптимизма, поэтому я и решил написать свой материал о современной системе совершенствования бизнес-процессов и предложить  её внедрить в отечественной оборонной промышленности.
Эти предложения касаются кратного сокращения затрат на внедрение и использование при этом  существующего потенциала  предприятий и армейской науки.
Внедрение проектов с использованием методики Шести Сигм на предприятиях ОПК России, по моим оценкам,  должно принести только в первый год около 200 миллиардов рублей экономического эффекта. Единственным недостатком этой методики является её абсолютная прозрачность и невозможность внедрения коррупционной составляющей.
А теперь подробнее.
Помню, как где-то, когда-то зимой не вышел на задание целый танковый полк. В баки была залита летняя солярка. В результате разбирательств в Минобороны нас пригласили  принять участие в разработке прибора экспресс-анализа топлива. Прибор, который так и не был потом принят в Минобороны, был разработан специалистами Российской АН и Ульяновского механического завода, где я работал заместителем генерального директора.  Производство было организовано за пять месяцев, прибор стоил в шесть раз дешевле импортных французских аналогов, весил в четыре раза меньше, а работал быстрее в два раза и в агрессивных средах. Было это десять лет назад. Весь процесс проектирование-производство  был организован с применением новой тогда технологии Шесть Сигм. Да и в других продуктах, которые мы осваивали для гражданки, также использовали эту систему, заимствованную в американском ВПК.
Этот опыт заставил посмотреть внимательно на современные методики совершенствования бизнес-процессов в ОПК и попробовать внедрить их на российских предприятиях.
Вскоре была создана Ассоциация Шесть Сигм в России.
Для чего мы её создали? Чтобы продвигать в России  современный и понятный продукт, который сможет обеспечить ей создание конкурентных преимуществ и прорыв в депрессивных отраслях, идеология которого вписывается в государственные стратегии развития регионов и отраслей. Так, например, в программе стратегического развития ГК Ростехнологии, Шесть Сигм рассматривается как один из инструментов развития. Основной партнер Боинга в России – ВСМПО-АВИСМА (входит в ГК Ростехнологии) активно внедряет эту технологию. Эта технология внедряется в Альфа-банке, Сбербанке, с подачи нашей Ассоциации некоторую активность стали проявлять и в Минпромторге. 
Но на пути продвижения этой системы в ОПК могут появиться непреодолимые трудности. И главная из них – высокая стоимость обучения по программам  Шести сигм. Если частная компания может позволить себе пригласить высококлассных специалистов и оплатить за курс обучения несколько десятков, а то и сотен тысяч долларов, то для среднего оборонного предприятия второго-третьего уровня, которое испытывает финансовые проблемы, такие суммы могут оказаться непосильными. Конечно, Ассоциация может предложить свою благотворительную программу, но в целом это ситуацию не изменит.
Поэтому мы предлагаем нашему Правительству и руководству оборонного блока особенно, рассмотреть  возможность создания  отечественного аналога системы Шесть Сигм под условным названием «Прорыв 2020» для совершенствования бизнес-процессов в ОПК России. Это позволит получить современную эффективную систему управления  оборонным комплексом, а затраты на подготовку специалистов и внедрение системы произвести  на условиях, приемлемых для государственных предприятий.
Почему мы говорим о российском аналоге системы Шесть Сигм? Просто нет необходимости придумывать что-то свое. Любой появляющийся на рынке инновационный продукт являет собой результат творчества сотен предприятий и десятков стран.
У врага надо брать лучшее и унифицировать такие разработки у себя. Основные резервы кроются в умелом управлении, грамотном маркетинге. Этого нет у нас, и мы продаем наших вооружений в несколько раз меньше американцев.  Не буду приводить цифры  (кто-то указывает на соотношение 70 миллиардов против девяти у нас), в любом случае они будут некорректными, но отстаем мы от них раз в десять. И основная причина отставания  — высокая стоимость старого и низкое качество нового оружия.  Мы теряем позиции по самолетам, по боевым кораблям, по высокоточным комплексам, по обычным боеприпасам и т. д. Качество  нашей самоходной техники не отвечает мировым требованиям ни по боевой мощи, ни по защищенности экипажей. Не спасает броня даже от стрелкового оружия. Вспоминаю показательный разговор с собственником одного из заводов-производителей такой техники. Показав мне альбом с подорванной бронетехникой, он сказал: «Танк стоит 60 миллионов, а это всё это сделали мины и снаряды за 60 долларов. А на НИОКР у нас денег нет».  Отечественные предприятия, в основном, занимаются модернизацией, американцы же продают новое оружие, которое и оснащено на уровне, и обеспечивает мгновенную эвакуацию экипажа. (Кстати технология экстренной эвакуации из американской бронетехники была разработана по методике Шести Сигм во время войны в Ираке). Если такая тенденция сохранится, то к 2020 году мы вообще вылетим   с мирового рынка вооружений, оставив за собой только узкий сегмент по запчастям.
Другой пример. Некий подмосковный завод, который в свое время подсуетился и переманил  с госпредприятия конструкторов с техдокументацией (а попросту —  украл интеллектуальную собственность), взялся за исполнение  многомиллиардного заказа на поставку ЗРК в Венесуэлу.  Доля государства в этом предприятии – 20 процентов. Новые хозяева по всем признакам банкроты, поэтому исполнение постоянно срывается и переносится.  Контроль со стороны государства практически отсутствует. Результат не заставит себя ждать. Венесуэльцы ЗРК купят, но не у нас.
Сейчас наш ОПК, а значит и сохранение обороноспособности России полностью зависит от экспорта, который только и может выравнивать экономику оборонных предприятий за счет выгодных контрактов. Стоимость закупки для нужд Минобороны иногда в десятки раз ниже, чем по поставкам на экспорт. В Минобороны это знают, поэтому и выкручивают руки руководителям холдингов. При этом они явно забывают, что в России двадцать лет не выделялись деньги на развитие «оборонки», что экспорт падает, что нет свободного рынка вооружений, и только внутреннее потребление государственными силовыми структурами может обеспечивать безубыточность предприятия. Иначе предприятие необходимо банкротить и перепрофилировать.  По моим оценкам такое непростое решение может быть принято в отношении около 400 предприятий ОПК различных форм собственности.
Разговор с позиции силы, в экономике, конечно же имеет право на существование. Но конструктивным его не назовешь, и везде проблемным предприятиям государства протягивают руку помощи, изучают передовой опыт. Любая информация как это делать, находится в свободном доступе. Вот и наши госчиновники, видя провалы в оборонке, срывы гособоронзаказов, иностранных контрактов, непрозрачность ценообразования на продукцию, задержки выплат зарплаты военнослужащим и т. д., начали  задавать себе вопрос, а как там, за бугром, мировая закулиса решает свои вопросы? Как они-то своим комплексом управляют. Что такое «Шоссе 128», что такое Шесть Сигм в ВПК? И как удается НАТО эффективно реформировать и управлять  и финансовыми структурами блока, и боевыми, и производственными единицами.
И надо отдать должное, с назначением Рогозина, вектор реформирования начинает  смотреть в правильную сторону. И на что особо хотелось бы обратить внимание, так это на то, что основные усилия направляются не столько на определяющих производителей, сколько на поставщиков второго и третьего уровня – производителей обычных вооружений, боеприпасов и спецхимии, оптико-механической номенклатуры.
Производство обычных боеприпасов и спецхимиии находится в тяжелейшем состоянии. Попытки старыми методами, которыми наши руководители пытаются в течение нескольких последних лет действовать, загоняют отрасль в тупик. Но если внедрить методики Шести Сигм, результат  будет и быстрый и эффективный.
Другой пример. Недавний спор Минобороны и производителей подводных лодок «Борей» относительно их стоимости.
Нашу, отечественные покупатели из Минобороны,  оценили в 800-900 млн. долл., а после того, как вице-премьер Рогозин, совершенно справедливо встал на сторону производителей, обиженно заявили, что опустят закупочную цену еще процентов на 30.
Для сравнения, американский одноклассник «Борея» первоначально стоил около 7 миллиардов долларов, потом, путем долгих переговоров, удалось эту цену опустить до 4.5 миллиардов, а после внедрения Методики Шести Сигм еще на два, т. е. стоить лодка будет около 2 миллиардов.
Наши же, суперэкономистки из Минобороны,  вместо того, чтобы, используя методику Шести Сигм, получить достоверные результаты по стоимости, решили установить мировой рекорд по ценообразованию и получить лодку за 500 миллионов. А будет она решать боевые задачи или нет, девушек из этого ведомства не очень волнует.
Способ  научить таких экономистов мыслить, придуман на заре технического прогресса для строителей мостов. Взял подряд, построил «за дешево» — испытай на себе —  становись под мост, доказывай, что не рухнет.
Или еще один недавний случай. Позаимствовали у америкацев систему оплаты труда для Минобороны. А контрольный механизм, который позволяет работать по отклонениям, вероятно, забыли. Как обычно, сэкономили. На два-три месяца так основательно разрекламированное повышение довольствия военнослужащим задержали. И всё потому, что в работе нет никакой системы.
Или вот еще. Спрашиваю про одного известного директора-академика от оборонки. Пожилой человек, заслуженный. Как он, при делах ли? Ещё бы не при делах, при делах. Хотел с родного завода несколько объектов собственности увести. Пригрозили в «обезьянник» посадить, сказали что никакие ордена не помогут, только тогда и отдал. Другой – лауреат и депутат. Решил на заводские деньги на родном заводе частное предприятие «от медицины» сотворить. Получил срок. Правда условный. Ну, не в зоне же держать носителя гостайны.
Я мог бы привести еще десятки примеров безалаберности и глупости в ОПК России, и тему можно было бы закрыть, прокомментировав сказанное словами: В России воруют все. Но дело в том, что в России не все воруют, и я далек от мысли, что Россию слили, разворовали и продали.
Хотя всякие параллели лезут в голову. Неужели за двадцать лет с 17 по 37  в СССР что-то создавали, а за те же двадцать лет с 91 по 12 только разваливали?  Как говорится, после последней революции, шаг вперед, два назад?
ОПК – последний, не считая интеллект соотечественников, не сырьевой ресурс России. Это очевидно и понятно. Не случайно запланировано инвестировать в него около 23 триллионов рублей до 2020 года, из которых 440 миллиардов в ближайшие три года.
Без правильной стратегии размещения этих средств и контроля за их прохождением и использованием невозможно будет сдвинуть с места эту астрономическую сумму. Очевидно, что это потребует разработать и внедрить государственную автоматизированную систему управления ОПК с соответствующим методическим обоснованием и сопровождением.
И вот я думаю, а кто будет выдавать техзадание  на такую АСУ. Кто его напишет.
Что же делать?
Во-первых, и в этом я глубоко убежден, необходимо разработать отраслевой стандарт по совершенствованию бизнес-процессов в оборонке. Этот стандарт должен быть разработан ведущими специалистами в теории и практике управления, с привлечением профильных специалистов математиков АН России, военных, организаторов производства, экспортеров вооружений, маркетологов и т. д.
Мы подняли волну по этой теме, и сейчас, с удовольствием узнаем, что во многих организациях проходят семинары, внедряются проекты, выполненные по методикам Шести Сигм. Но вместе с тем мы узнаем, что это вовсе и не Шесть Сигм, а пять, четыре или вообще устаревшие лин технологии или научая организация труда советских времен.
Огромные провалы в знаниях, квалификации команд внедрения, которые во главу угла ставят желание заработать,  могут просто дискредитировать эту методику.
Я считаю этот проект слишком серьёзным, чтобы пускать его на самотек.
Воспроизводить копию иностранного продукта дело бесперспективное. Американская система Шесть Сигм, широко представленная в интернете, представляет собой айсберг, видимая часть которого и есть открытая, тиражируемая у нас система. На самом же деле, реальные механизмы являются ноу-хау, секретными разработками и никогда не появятся в открытом доступе. Не случайно, автор нашумевших поверхностных бестселлеров о том как стать богатым, Дейл Карнеги, умер в нищете.
Мы вплотную подошли к решению российской версии Шести Сигм и назвали её «Прорыв 2020», той самой подводной части айсберга, которая позволит и нашей оборонке совершить качественный прорыв.
Наша промышленность находится в плачевном состоянии, намного более печальном, нежели американская перед внедрением Шести сигм 20 лет назад, и именно поэтому наша система должна быть более острая, более направленная, более оперативная. К её разработке должны быть привлечены самые лучшие российские кадры. Она должна базироваться на отечественных методиках и быть реализована на отечественном программном обеспечении. Весь процесс подготовки кадров для команд внедрения должен происходить в соответствии с единым государственным планом и на основе утвержденных государственных программ обучения.
Каждый факт обучения специалистов ОПК России по программам, не утвержденным военно-промышленной комиссией при Правительстве России должен рассматриваться как экономическая диверсия, направленная на разрушение оборонного потенциала и дезориентирующая государевых людей.
К подготовке специалистов должны допускаться только специально отобранные, обученные и сертифицированные кадры, прошедшие освидетельствование на право работы с государственной тайной. И нет ничего предосудительного, если отдельные блоки обучения будут проводить  иностранные консультанты, имеющие опыт работы и внедрения на ведущих оборонных предприятиях. Может показаться странным, но наш ОПК списан с американского, и болеет теми же болезнями. Там была такая же концентрация людских ресурсов, там были такие же неповоротливые в рыночном отношении предприятия. Там были такие же кризисы, пики которых приходились на окончание войн: Второй мировой, в Корее, во Вьетнаме, и там же были отработаны современные механизмы интеграции военных предприятий с гражданскими отраслями, примененные в известном проекте «Шоссе 128», суть которых изложена во всемирно известной системе Шести Сигм.
Всё-то отличие этой системы от других заключается  не только в том, что эта система аккумулирует в себе преимущества и достижения предшественников, но требует от преподавателей и учащихся далеко не элементарных познаний в области математики и матстатистики. Уже одно это является серьезным фильтром на пути проникновения всяких шарлатанов и липовых консультантов в среду Шести Сигм. Если в других системах можно прикупить себе звание мастера или магистра, то в Шести Сигмах единственным подтверждением квалификации даже по самому низшему званию является внедренный проект со значительным экономическим эффектом, подтвержденным документально.
Наша ассоциация занимается продвижением Методик Шести Сигм около десяти лет, но в части российского ОПК мы не рассматриваем этот проект как коммерческий.
Есть рыночная цена услуги по подготовке одного специалиста по нашим методикам. Эта цена, мягко, говоря, неподъемная для большинства оборонных предприятий и моментально разрушит связанную с подготовкой кадров  составляющую бюджета предприятия.
Поэтому мы предлагаем  создать с участием структур, подотчетных Дмитрию Рогозину комиссию (рабочую группу) по изучению международного опыта и внедрению российской версии системы Шести Сигм. Мы можем рекомендовать в комиссию своих лучших специалистов, имеющих опыт практической работы в качестве руководителей предприятий ОПК, офицеров  силовых структур и работы консультантами лучших отечественных предприятий во всех сферах экономики, промышленности, транспорте и связи.
Результатом работы комиссии могли бы быть адресные, точечные  рекомендации по «расшивке узких» мест   в отдельных холдингах и предприятиях и создание научно-обоснованной практической программы  по интеграции оборонных предприятий в систему гражданского производства. Такая программа будет способствовать  созданию открытой и привлекательной инвестиционной среды для частных инвесторов без которых невозможен технический и технологический прорыв отечественного ОПК.
Мы также предлагаем организовать при Правительстве РФ «Академию технологий эффективности оборонно-промышленного комплекса» под непосредственным кураторством вице-премьера по ОПК, которая в кратчайшие сроки сформирует программы обучения. Мы готовы участвовать в разработке проекта Академии, обеспечить на первом этапе работу Академии своими методологическими материалами и обучающими программами, а также подготовить необходимых специалистов.
Стоимость обучения специалистов в Академии будет на уровне российских образовательных центров, но знания, полученные во время обучения смогут обеспечить не только эффективность работодателям, но и обеспечить слушателей высокооплачиваемой работой на годы вперед.
Мы оцениваем потребность Российского ОПК в подготовке не менее 200 000, сертифицированным по технологиям Шести Сигм. А это означает, что в России на предприятиях ОПК будет внедрено 200 000 проектов с экономическим эффектом не менее 200 миллиардов рублей ежегодно. Естественно, мы рассчитываем на привлечение к работе специалистов Министерства Обороны, уволенных из рядов вооруженных сил по возрасту или инвалидности. Мы считаем, что уровень образования артиллеристов, ракетчиков, военных математиков как нигде применим именно в подготовке специалистов по российским методикам.
Мы считаем, что эффективность методик, опробованная временем и подтвержденная триллионными эффектами по всему миру, позволяет рассматривать её специалистов как представителей отдельной профессии и может быть включена в соответствующие регистры.
Возможно, потребует переименование и сама система, и называться она будет, например, «Прорыв 2020».
Мы провели переговоры с ведущими консультационными компаниями, имеющими опыт практического внедрения проектов Шесть Сигм в иностранных оборонных концернах, и готовы привлечь их к нашей работе. Привлечение иностранных консультантов поможет внедрять передовые иностранные  разработки методом обратной унификации, что позволит  существенно сократить затраты отечественных предприятий  на НИОКР.
Система Шесть Сигм прекрасно интегрируется в проблемные проекты  для развития регионов и территорий,  решению проблем моногородов, созданию новых рабочих мест. В результате внедрения нашего проекта на бывшем оборонном предприятии ГУП Аргунский  завод Пищемаш в Чеченской республике в рекордные сроки была проведено восстановление, реконструкция и модернизация предприятия, организовано сборочное производство автомобилей ОАО АВТОВАЗ и разработан проект постановки на производство собственного автомобиля по законченному циклу.
Справка о системе Шесть сигм.
Изначально технология Шести сигм была разработана крупнейшими американскими корпорациями ВПК: Моторолой, Аллаид сигнал и Дженерал Электрик.
Система «Шесть сигм» – это наиболее проработанная и проверенная практикой ведущих мировых компаний комплексная методика эффективного управления. Она позволяет успешно и в сжатые сроки на любом участке решать сложные проблемы хозяиственно-экономической деятельности добиваясь высоких финансовых и производственных показателей. Будь то: производство, логистика, разработка новых продуктов, финансовая служба, инвестиционная политика, обслуживание клиентов и т. п.
В основе системы – постоянная модернизация производственных и управленческих процессов на базе профессионального использования статистических данных и аналитических методов учёта потребительских нужд, рынка спроса и предложений.
Шесть сигм базируется на наиболее современных методах эффективного управления, разработанных в Японии и США. Система Шесть сигм дополнила их мощным аппаратом реализации в виде института специалистов Шести сигм: поясов, спонсоров и чемпионов.
Сегодня технология Шести сигм внедрена практически во всех крупнейших западных военных корпорациях, и многих подразделениях министерства обороны США среди которых:
Halliburton
BAE Systems
Bosch Security Systems
Cisco Systems
DLA
DuPont
GE Electric Boat
GP Deltapoint
Invitrogen Corporation
Lockheed Martin Missiles and Fire Control
NAVAIR Depot North Island
Береговая охрана США
Boeing Company 
Burle Industries 
Delphi Corporation 
DRS Sensors and Targeting Systems 
Dynamics Research Corporation 
General Dynamics Land Systems 
Ground Combat Systems
ITT Industries Space System Division
Logistics Value Integrations, Inc. 
Russell Corporation 
Морская пехота США
Booz Allen Hamilton 
CACI International DispenseSource 
DRS-Systems & Electronics 
First Sumiden Circuits, Inc. 
General Physics Corporation 
IBM
Lockheed Martin Corporation
McDonnell Douglas 
Videojet Technologies 
Управление логистики ВВС США
В США и Великобритании технология Шести сигм является официальной инициативой по совершенствованию деятельности служб, входящих в структуру министерства обороны. В министерстве обороны США с 2008 г. существует должность заместителя министра по внедрению Шести сигм в вооруженных силах США.
Каждый год в США и Европе проводятся несколько представительных конференций, посвященных опыту использования технологии Шесть сигм в военном производстве и вооруженных силах.
Ежегодно в США проводится Six Sigma Defense Summit, на котором руководство крупнейших военных корпораций делится своим опытом внедрения Шесть сигм. Как правило конференцию открывает бывший министр обороны США или начальник генерального штаба.
В настоящее время эти методы получили широкое распространение в основных центрах мировой экономики: США, Европейском союзе, Китае и странах Юго-Восточной Азии.
Компания Самсунг в 2003 году подготовила 25 тысяч «черных поясов» (сертифицированных специалистов в области Шести Сигм). Десятки тысяч «черных поясов» работают в других транснациональных корпорациях.
За 10 лет с 1987 по 2007 год компания Моторола в результате применения Шести Сигм добилась ежегодного прироста чистой прибыли в 20%. Её экономия от повышения эффективности бизнес-процессов составила 50 млрд. долларов.
В Китае ежегодно методам Шести Сигм на специализированных курсах обучаются десятки тысяч специалистов в области производства.