Следует ли ожидать «китайского компромата» на Джо Байдена?

  Новости        02 августа 2020        19         0

Даже если предвыборный штаб Джо Байдена получит документы, истребованные от Майка Помпео, это, во-первых, не сможет предотвратить ущерб демократическому кандидату, ибо факт коррупции, к которой он причастен напрямую, имел место. А во-вторых, демократы озабочены только украинским делом, но хранят полный молчок о другом следе – китайском, где Хантер Байден тоже не только успел отметиться, но и не менее скандально, чем в Киеве, втянул в коррупционные «грехи» высокопоставленного отца.

Иван Шилов © ИА REGNUM

В США назревает крупный предвыборный скандал. Глава международного комитета нижней палаты Конгресса демократ Элиот Энджел направил госсекретарю Майку Помпео предписание, требующее предоставить все материалы предполагаемой кампании, компрометирующей соперника Дональда Трампа в борьбе за президентское кресло Джо Байдена. В предписании обозначен конкретный срок — 7 августа, и демократы, по-видимому, рассчитывают таким образом прикрыть, а еще лучше предотвратить угрозу распространения информации о бизнес-проделках отпрыска лидирующего в предвыборной гонке демократа Байдена от первого брака — Хантера Байдена. Предписание Энджела раскрывает и конкретный интерес демократов; выясняется, что он связан с украинской компанией Николая Злочевского Burusma Holdings, в правление которой младший Байден вошел в 2014 году, после «майданного» переворота. Защищая интересы именно этой компании, Байден-старший в свое время «спалился» на требовании убрать заинтересовавшегося ее деятельностью генерального прокурора Украины Виктора Шокина. Все детали и подробности этой неприглядной истории вылезли наружу в мае нынешнего года. Тогда народный депутат Андрей Деркач обнародовал запись телефонных разговоров с вице-президентом Байденом президента Петра Порошенко; из них следовало, что ценой изгнания Шокина, а также сохранения в должности премьер-министра Арсения Яценюка стал миллиард долларов кредитных гарантий со стороны США. В самой Америке этот «Украинагейт» произвел мощный скандал, в ответ на который демократы ударили по Трампу процедурой импичмента; без особой надежды на успех, ибо провал был очевиден, но «крови попили» у хозяина Белого дома предостаточно.

Поскольку коррупционная конкретика общеизвестна, аргументированных оправданий со стороны Байдена-старшего не последовало, а Порошенко отболтался невнятным и бездоказательным утверждением, что записи «сфабрикованы», ситуация «подвисла». И в условиях укрепляющего лидерства Байдена в президентской гонке благодаря ударам, нанесенным Трампу эпидемией коронавируса, экономическим и социальным коллапсом и расовыми волнениями, кубышку с компроматом самое время распечатать.

А теперь самое интересное. Даже если демократы из предвыборного штаба Байдена получат через Энджела документы, истребованные от Помпео, они, во-первых, не смогут предотвратить ущерб своему кандидату, ибо факт коррупции, к которой он причастен напрямую, имел место. И это в США известно всем. А во-вторых, в предписании говорится только об украинском деле, но полный молчок о другом следе — китайском, где Хантер Байден тоже не только успел отметиться, но и не менее скандально, чем в Киеве, втянул в коррупционные «грехи» высокопоставленного отца. Отметим также, что окружение Байдена-старшего в свое время пыталось «профилактировать» шефа от слишком тесной привязки к деятельности отпрыска, но тот такие попытки воспринимал болезненно и, как говорится, пер напролом с открытым забралом. Почему? Вот ранняя биография Байдена-младшего: от «фантастической» карьеры, сделанной за два года в MBNA America Bank, где выпускник Джорджтауна и Йеля за пару лет «дорос» до старшего вице-президента, а также до назначения по протекции директором по электронной коммерции американского Минторга. И уже с 2000 года, через четыре года после выпуска, Хантер Байден, получивший опыт работы в бизнесе и в госаппарате, начинает заниматься лоббизмом в интересах ряда компаний, специализируясь на мелких адресных поправках в законопроекты руками определенных конгрессменов. На этой стезе вместе со своим благодетелем Биллом Олдакром, связи которого с Байденом-старшим всячески скрываются, младший носитель звучной фамилии соучаствует в основании лоббистской фирмы Oldaker, Biden & Belair. Параллельно он занимает вице-президентский пост и входит в совет директоров железнодорожной кампании Amtrak, которая является государственной и принадлежит правительству США. Разумеется, от вопросов о том, не возникает ли от совмещения бизнеса в частной конторе и работы в монополии по дальним пассажирским перевозкам конфликта интересов, окружающие воздерживаются, учитывая высокий статус и, по откровениям знакомых, мстительный характер Байдена-отца. Когда в 2009 году сенатор Байден, проиграв демократические «праймериз» Бараку Обаме, принимает его предложение баллотироваться в вице-президенты и вместе с ним выигрывает выборы у республиканской связки бесноватого Джона Маккейна с экстравагантной Сарой Пейлин, Хантер Байден подает в отставку. И перебазируется в неофициальный лоббизм, превращаясь в порученца Джо Байдена по «деликатным» делам. Именно отсюда начинается ниточка событий, которые приводят его на Украину. Но гораздо раньше был Китай, ибо на Украине еще не победила «бандеродемократия» и что-то ловить было рано; у Виктора Януковича хватало своих «проверенных» протеже.

В Поднебесную Байден-младший, как принято говорить в бизнесе, «зашел» в 2013 году. В каком качестве? Пользуясь негласной поддержкой отца, Хантер Байден принялся выстраивать цепочки связей, которые Байден-старший продвигал и прикрывал, чтобы конвертировать свое «второе» положение в государстве в материальные интересы. Попросту — соединять вице-президентскую «личную шерсть с государственной». Под видом (или прикрытием) «скромного» адвоката в крупной юридической фирме Boies Schiller Flexner младший Байден уже через пять месяцев после вступления Обамы и Байдена-старшего в должности, учреждает инвестиционную компанию Rosemont Seneca Partners. Партнерами в этом деле у него выступают совладельцы одноименного инвестиционного фонда Rosemont Capital Девон Арчер, финансист азиатского отделения Citibank, одного из крупнейших глобальных банков с пропиской в США, и Кристофер Хайнц, приемный сын будущего госсекретаря, а в тот момент главы сенатского международного комитета Джона Керри. Справедливости ради отметим, что Хайнц, проявив щепетильность, не свойственную чете Байденов, в проекте «захода» в Китай участвовать отказался, заявив, что это «торговля доступом». Однако Байден-младший и Арчер вполне справились и «без щепетильных». В этом им помогли американские элитные «партнеры» из бостонской Thornton Group, занимающейся инвестиционными консультациями и связанной с Джеймсом Булгером, отпрыском бывшего главы массачусетского сената Билла Булгера, близкого к тому же Керри. А также китайские кланы, расплодившиеся в стране при правлении Ху Цзиньтао, предшественника нынешнего лидера КНР Си Цзиньпина, при котором в стране началась масштабная антикоррупционная кампания. Так в 2013 году и появляется шанхайский фонд BHR Partners. Основанный связкой Rosemont — Thornton с американской стороны, а с китайской — дочерними структурами тяньцзиньского China Bohai Bank (CBB), он аккумулирует интересы крупных, даже очень крупных западных инвесторов. Среди последних выделяется ряд финансовых и аудиторских компаний из того же Массачусетса и Мичигана, а также из глобального Deutsche Bank. Шанхайская дислокация позволяет использовать все преимущества действующей в мегаполисе зоны свободной торговли (ЗСТ), позволяющей беспрепятственно оперировать различными валютами.

С китайской стороны соучредителем выступает бизнесмен Джонатан Ли, а от него ниточка тянется к могущественному Дай Сянлуну, экс-директору официального регулятора — Народного банка Китая (НБК), которым он, правда, работал задолго до истории с Байденами — с 1995 по 2002 годы. После в биографии Дая тоже были важные карьерные вехи, но государственную службу он завершил как раз в 2013 году. Напрямую в деле BHR он никак не участвовал, однако Китайский фонд социального обеспечения, которым Дай руководил в 2008—2013 годах, владеет 2,5%-ным пакетом акций государственного Bank of China (BOC), который иногда путают с НБК и ошибочно считают регулятором. Еще 20% BOC напрямую находится у CBB, для которого, в свою очередь, стратегическим инвестором выступает важнейший глобальный банк Standard Chartered, один из ключевых, имеющий особое влияние в Гонконге (Специальный автономный район КНР Сянган).

Какова роль BHR в «деле Байденов»? Очень простая. Всего через неделю после посещения Пекина американским вице-президентом в декабре 2013 года именно эта компания, в которой, повторим, просматриваются следы крупных западных интересов, в том числе сразу трех глобальных банков — Citibank, Deutsche Bank и Standard Chartered, перечислила на счет Rosemont Seneca Partners младшего Байдена «инвестиционный взнос» в размере 1 млн долларов; позднее он был увеличен до 1,5 млн. И не составляет секрета, что отпрыск организовал папе пекинскую встречу как минимум с Джонатаном Ли, а про других фигурантов приведенной нами цепочки интересов на китайской стороне участников сделки история, как говорится, умалчивает. Тем более, что Дай Сянлун уже несколько месяцев к тому моменту был «не при делах», на заслуженном отдыхе, где и пребывает по сей день, дай Бог ему здоровья.

Помалкивает эта «несговорчивая» история и о том, куда именно Rosemont Seneca дела «инвестиционный взнос» от BHR, кому он «достался»? Никаких данных на этот счет никуда не «утекает». И видимо неспроста. Что если это «инвестиции» в избирательную кампанию самого старшего Байдена? И если «дело Трампа» натягивали на импичмент за одно лишь «давление» на Владимира Зеленского по «Украиногейту» тех же Байденов, а сейчас демократы в Конгрессе «мечут икру» по поводу украинского «компромата» на шефа, то какие последствия может иметь китайский «компромат», не знает никто. Ясно только, что Джо Байдену он явно не поможет — ни на ноябрьских выборах, ни в случае их проигрыша, по части дальнейшей судебной перспективы. Американская «демократия», однако.

Кстати, в октябре прошлого года Трамп уже «забрасывал удочки» в Пекин и просил Си Цзиньпина с этим делом «подсобить». Можно понять китайскую сторону, ответившую официальному Вашингтону на уровне официального представителя МИД КНР Гэн Шуана, который категорически отказался предпринимать действия, которые могут быть интерпретированы как «вмешательство во внутренние дела США». Во-первых, у Пекина перед глазами пример Москвы, которая в выборы 2016 года не вмешивалась, но порцию критики от тех же демократов, по которым плачет и шанхайское «дело», получила по полной программе. Во-вторых, с какой радости Китай будет помогать Трампу, который идет на него войной санкций, угрожая еще и военно-политическим блоковым окружением? В-третьих, и это главное — апеллировать к внешним силам в вопросах, имеющих отношение к внутренней политике, «не комильфо». Даже больше: это явный «перестроечный» симптом. В Пекине, в отличие от Вашингтона, это очень хорошо понимают. И к тому же не намерены «реанимировать» таким способом, как помощь Трампу, тех, кто рассчитывал на реванш в 2022 году, но проиграл конституционную реформу 2018 года. Они ведь прямо ставят на Байдена, без которого в Белом доме такой реванш невозможен. Си Цзиньпин, надо полагать, предельно тверд в убеждении, что признак настоящей уверенности в себе и своих силах — неучастие в интригах, в которые раз ввязался, и уже весь «в раскладах» и кому-то «должен».

Повторим: участники декабрьской сделки 2013 года между BHR и Rosemont — Thornton со стороны КНР — лишь «номинальные» китайцы. По сути, это определенные группы глобальных интересов, лишь опосредованно связанные с Китаем. Примерно так же, как Хантер Байден в Украиной. А при нынешнем росте напряженности в двусторонних китайско-американских отношениях эта «опосредованная» связь и вовсе превращается в условную. И ничто не мешает перечисленным выше глобальным банкам поделиться с Белым домом информацией, которой они без сомнения располагают. Причем, во всей полноте и подробностях, ибо никаких сделок без одобрения мажоритарных акционеров — ни деловых, ни, тем более, политических — не случается, это заведомый нонсенс. Совершенно нельзя исключить, что упомянутая просьба Трампа к Си Цзиньпину была «операцией прикрытия», чтобы успокоить китайским отказом демократов. Судя по содержанию запроса конгрессмена Энджела в Госдеп, демократы на эту возможную «приманку» клюнули, проглотив ее вместе с крючком, поплавком, леской и удилищем. Ведь что-то не верится, что действующий хозяин Белого дома «сольется» за «здорово живешь», не навязав очень серьезной встречной борьбы, хотя бы в отместку за все те «прелести», что ему «глубинные» оппоненты учинили в выборном году. Также непохоже, что в Пекине ситуативно-тактические интересы в дилемме республиканцы-демократы возьмут верх над стратегией «глобального треугольника», в которой курсу, взятому Си Цзиньпином, в том числе на укрепление всестороннего партнерства с Россией, никак не отвечают глобалистские императивы Джо Байдена, мечтающего о возврате к Pax Americana. Тем более, что само следование этим императивам предполагает ужесточение американского противостояния с Китаем с переводом его в привычную для демократов плоскость гуманитарной, правозащитной демагогии.

Посмотрим, ждать осталось недолго.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спонсоры:
Страницы