Обо всем        23 мая 2014        50         Комментарии к записи Тренды цифровой эпохи: тренд 1 — Назад в Средневековье? отключены

Тренды цифровой эпохи: тренд 1 — Назад в Средневековье?

Мы знаем гораздо больше, чем понимаем — А. Адлер В настоящей серии публикаций я предлагаю на Ваше рассмотрение ряд трендов цифровой эпохи, которые были сформулированы мною еще в 2004 г. Организации оправдывают собственное существование способностью организовать сотрудничество дешевле рынка. Данная аксиома лежит в основе большинства анализов о влиянии Интернета на деловую жизнь: Интернет сокращает расходы по организации трансакций в условиях рыночной экономики. Это означает необходимость снижения внутренних координационных расходов, при этом на повестке дня остро, как никогда, стоит вопрос жизнеспособности организации. Многочисленные реорганизации, проходящие в настоящее время, и меры по экономии средств в крупных фирмах и организациях являются доказательством необратимости данного процесса. Я уверен, что крупные предприятия со временем примут иные, более гибкие и, соответственно, жизнеспособные формы на основе краудсорсинга и самоуправления. В данной статье анализируется тренд 1. Тренд 1 : Назад в Средневековье? Так как с развитием Интернета смываются факторы места и времени, а также уменьшаются расходы по передаче информации, возникают видимые параллели со Средневековыми структурами и механизмами. Можно сказать даже, что проведение подобных параллелей предоставляет деловой и общественной жизни возможности осознания и понимания направлений развития, а таже использования полученной информации в процессе принятия решений. Обозримая Средневековая община, где все всех знали, и где новости (и сплетни) распространялись с неимоверной быстротой, уступает место банкам данных, благодаря которым мы сегодня знаем друг о друге гораздо больше. Webcam и Google представляют собой современные формы всезнания и всеосведомленности, роли, которые в Средневековье были отведены исключительно церкви и религии. Благодаря электронной почте понятия времени и расстояния вдруг приобрели совершенно новое значение, и какой-нибудь анонимный хакер в Германии или на Филиппинах может быть обнаружен в нашей большой деревне мирового масштаба довольно быстро. Бартер переживает сегодня свое возрождение : товары за товары! Чума возвращается в нашу жизнь. Компьютерные вирусы распространяются по миру с неимоверной скоростью, а сканеры опаздывают на один шаг и лишь констатируют факты. Собственность и авторские права не могут быть защищены сегодня от «грабителей». Городские стены возвращаются как Firewalls. Интернет ознаменовал собой возвращение столба позора : правоохранительные органы и отдельные граждане публикуют сегодня фото «подозреваемых», сомнительных авиакомпаний и неплательщиков налогов. Может быть Вы сами проживаете в своего рода укрепленной крепости с собственной системой безопасности на своей территории? Я уверен, что число «крестовых походов» в будущем увеличится и ожидаю большое будущее для сюзерена — франчайзера и усиление гильдии грабителей. Интернет возращает изначальное уважение к ремеслу на фоне наличия сегодня у Покупателей невероятного выбора продуктов и поставщиков. Средневековые гильдии переживают свое возрождение, хотя и носят сегодня иные имена (инкрауд, виртуальная комьюнити и т. д.). Подобно Средневековым гильдиям учителя-мастера обучают своих учеников и размещаются географически вблизи друг друга. Деловая и производственная жизнь становится все чаще организатором и режиссером образовательных программ, а улица «булочников», как никогда близка к возрождению в форме регионально окрашенной деятельности ( Silicon Valley в США и Сколково в России). Мы наблюдаем возрождение меценатства, вследствие неспособности госструктур осуществлять финансирование культурных проектов. Еще одно в заключении: Подобно тому, как в конце Средневековья зарождающаяся буржуазия буквально смела дворянство (помните пример семьи Медичи?), так и сегодня граждане догоняют и порой даже перегоняют властвующую политическую элиту в плане конкретных политических инициатив. Интересное время, не правда ли?