Валерий Иринев, Елена и Злата Костык: краевед, краевед-дочь, внучка-краевед

  Новости        01 февраля 2021        92         0

Русская Арктика.

В бывшем военном поселке Катунино, что недалеко от Архангельска в Архангельской области, с 1938 года находился военный аэродром Лахта. Возник он по рекомендации женского экипажа летающей лодки МБР-2 Полины Осипенко, Веры Ломако и Марины Расковой, совершившего в том году беспосадочный перелет Севастополь-Архангельск. Точнее, не Архангельск, а Холмовское озеро. Благодаря трем отважным летчицам появился не только аэродром, но через много лет и семья краеведов — отец-краевед Валерий Иринев, его дочь-краевед Елена Костык и внучка-краевед Злата Костык. Первой работой краеведа-Златы стало исследование о перелете 1938 года. Круг замкнулся — на пользу Катунино, его жителям, получившим еще один кусочек туристической привлекательности, Приморскому району Архангельской области, музей которого пополнился материалами о перелете. К сожалению, глава семейства краеведов навсегда покинул нас всех. Но дело отца и деда продолжают Елена и Злата Костык. Успехов им!

Вера Ломако, Марина Раскова, Полина Осипенко в Севастополе

Вера Ломако, Марина Раскова, Полина Осипенко в Севастополе

Злата Костык, краевед, студент колледжа культуры, Архангельск: «В 2008 году на центральной площади п. Катунино Приморского района была установлена стела, посвящённая героическому перелёту трёх женщин: Полины Осипенко, Веры Ломако и Марины Расковой. Перелет 1937 года на гидросамолете МП-1 по маршруту Севастополь-Архангельск завершился на озере Холмовском близ поселка» (1).

Мой отец, Валерий Иванович Иринёв, приехал в Катунино молодым лейтенантом, окончив Курганское высшее военно-политическое авиационное училище, в 1971. Службу завершил в 1993-м в звании подполковника на должности замполита авиационно-технической базы (в/ч 60 040). Еще будучи офицером, получил предложение возглавить формирующуюся тогда первую администрацию п. Катунино (до 1993 года в гарнизоне не существовало «гражданской» власти). Уйдя на военную пенсию и став главой администрации, 17 лет отдал муниципальной службе. А получив гражданскую пенсию, решил посвятить себя любимому делу — изучению военной истории. Так он стал начальником отдела историографии и патриотического воспитания Музея народных промыслов и ремесел Приморья в Уйме.Елена Костык, краевед, дочь краеведа и мама краеведа, учитель литературы Заостровской средней школы Архангельской области.

Злата Костык: «В начале ХХ века авиация только «вставала на крыло». В 20−30-х годах советские пилоты на отечественных воздушных судах выполняли исключительные по дальности и сложности полеты. Главная цель была — доказать состоятельность советской авиации и авиапрома.

Женский экипаж

Полина Осипенко родилась в селе Новоспасовка.

После окончания школы военного пилота направили на службу в авиационную часть. В одном из полетов она достигла рекордной высоты среди женщин в открытой кабине — 8804 метра.

2 июля 1938 года экипаж в составе Полины Осипенко, второго пилота Веры Ломако и штурмана Марины Расковой установил женский мировой рекорд полета по прямой (беспосадочный перелет Севастополь — Архангельск).

Совершила рекордный беспосадочный перелет на самолете «Родина» по маршруту Москва — Дальний Восток (Комсомольск-на-Амуре). А вскоре, в ноябре 1938 года, все члены экипажа были удостоены звания Герой Советского Союза.

Летчицы изучают будущий маршрут

Летчицы изучают будущий маршрут

11 мая 1939 года майор П. Д. Осипенко погибла, выполняя тренировочный полет… Одна из улиц Архангельска носит ее имя.

Вера Ломако… Родилась в Омске в 1913 году… успешно окончила Качинскую авиашколу, выдержала на отлично аттестацию на летчицу-истребителя… В 1941-м Ломако добилась направления на фронт… была командиром эскадрильи в 34-м истребительном полку… заместитель командира авиаполка… совершила 700 боевых вылетов, в воздушных боях сбила семь самолетов врага.

Марина Раскова родилась 28 марта 1912 года в Москве… окончила школу пилотов в Центральном аэроклубе в Тушино… Перелет Севастополь-Архангельск… В 1938 году… совершила беспосадочный перелет по маршруту Москва — Дальний Восток, оставив под крылом более 6400 километров. Самолет АНТ-37… упал… под Хабаровском… Расковой пришлось прыгать в осеннюю тайгу с парашютом… с ножом и револьвером… 26-летняя девушка десять дней добиралась до своих напарниц… под руководством Марины Михайловны были созданы 586-й истребительный полк, 587-й бомбардировочный и легендарный 588-й ночной бомбардировочный полк… Раскова погибла в авиакатастрофе 4 января 1943 года неподалеку от Саратова… Одна из улиц Архангельска носит ее имя» (2).

У отца интерес к военной истории появился в детстве. Папа из интеллигентной семьи, его отец — военный врач, пограничник, мама — учитель. Всё детство отца прошло на границе, в погранотрядах, где служил мой дед. Кстати, служба деда началась в конце 30-х годов здесь, в Архангельске. Всю Великую Отечественную войну семья провела на севере. Здесь же в 1947 году родился и Валерий Иванович, младшим из четырех детей. В начале пятидесятых деда перевели по службе дальше на север. Папа не видел для себя другого будущего, как стать офицером. Он поступил в военно-политическое училище, где давали еще и гражданскую специальность — учитель истории и обществоведения. Историей, особенно военной, отец интересовался всегда. Например, «Военно-исторический журнал» он начал выписывать еще школьником. А взрослым собрал приличную личную библиотеку по военной истории.Елена Костык

Злата Костык: «Полина Осипенко писала: «Мысль о полете из Севастополя в Архангельск зародилась у меня в 1937 году, после того, как мне удалось установить три международных высотных рекорда». Подготовка к перелёту Севастополь — Архангельск (озеро Холмовское) была запланирована на весну 1938 года. Экипаж состоял из первого пилота Полины Денисовны Осипенко, второго пилота Веры Фёдоровны Ломако и штурмана Марины Михайловны Расковой. Подготовка заняла достаточно много времени, необходимо было приготовить гидросамолёт МП-1 (гражданский вариант МБР-2) к перелёту… В.Ф. Ломако поехала в Архангельск (д. Лахта Приморского района, ныне — п. Катунино), необходимо было осмотреть озеро Холмовское, на которое будет садиться гидросамолёт… 2 июля в 4 часа 36 минут экипаж стартовал из Севастополя… на протяжении двух тысяч километров экипаж не видел земли и вёл самолёт в облаках, над облачностью и между слоями облаков слепым полётом…» (3).

Летающая лодка МБР-2

Летающая лодка МБР-2

Марина Раскова, штурман перелета Севастополь-Архангельск: «Миновали реку Онегу. Минут через сорок Архангельск… Вот уже 10 часов, как мы летим на 5000 метров… Зато с каким удовольствием мы ощущаем потеряю высоты, когда, приближаясь к Архангельску, Полина идет на снижение… Облака остались где-то там, под нами. Внизу железная дорога. Мы идем вдоль нее к Холмовскому озеру. Машину начинает болтать и трепать над болотистой и озерной местностью. Теперь мы тоскуем по высоте… Два сухопутных самолета вылетают нам навстречу. Они летят впереди нас. Мы с шиком «газуем» и обгоняем их. Впереди уже отчетливо видно Холмовское озеро — последнее озеро перед Архангельском. Опускаюсь в кабину, чтобы смотать антенну, задраить антенный люк и люк визира. Прибираю инструменты… Незаметно пролетают последние минуты. Высовываюсь из кабины и вижу: Полина уже заходит на посадку. Под нами озеро. Желанное Холмовское озеро! Теперь нас сопровождают уже два гидросамолета. Как приятно, что ребята вылетели нас встречать.

Посреди озера на шлюпке горит дымовая плошка. Дым стелется узкой полосой по воде и и показывает направление ветра. Нас ждут.

Полина заходит на посадку, как полагается, против ветра. Лодка так плавно касается гладкой спокойной поверхности озера, что я даже не замечаю момента посадки. Самолет скользит по зеркальной воде. Полина выключает мотор. Мы еще движемся немного по инерции и останавливаемся посреди озера.

Оглядываемся по сторонам. Вокруг никого не видно. На берегу озера — невысокий еловый лес. Ели стоят, словно подстриженные. Зелень на берегу яркая-яркая. Мы удивляемся, что на Севере такая богатая растительность. В Севастополе не было зеленой травы. Там солнце выжгло траву и окрасило ее в желто-бурый цвет. Говорю Полине:

-Смотри, какая прелесть кругом!»

Полина отвечает:

— Все-таки на Севере лучше, чем на Юге!» (4).

Любимые исторические темы отца — Гражданская и Великая Отечественная. Отец был убежденным коммунистом, но очень хорошо знал историю и Белого движения, и Третьего рейха. А однажды в разговоре с местными жителями в Катунино услышал о гидросамолетах, которые во время ВОВ находились на Холмовском озере. Отец вспоминал, что сперва этим рассказам не поверил, дескать, стационарный-то аэродром со ВПП появился только после войны, что-то собеседники напутали… Но стал узнавать, расспрашивать… Так и выяснил, что с конца 30-х годов прошлого века в Лахте базировался гидроаэродром с летающими лодками. Сначала это были отечественные МБР-2, а потом переданные по ленд-лизу «Каталины».Елена Костык

Марина Раскова, штурман перелета: «В тишине раздался шум маленького моторчика. Подошла крошечная моторная лодочка, чтобы забуксировать нас к берегу. Трудно себе представить, что такая крошка потащит наш МП-1… со шлюпки бросают нам конец, я вяжу его за ушко в передней части свое кабины, и лодочка как-то неспокойно, рывками, начинает тянуть нас к берегу. Нам смешно… Подходим к берегу, видим на ярко-зеленой траве небольшую группку людей. Нас приветствуют, машут руками. Самолет крепят к специально для нас поставленной крестовине, и мы высаживаемся на берег. Нам преподносят букеты северных цветов, поздравляют. Два спортивных комиссара на шлюпке отправляются к самолету — снять барографы и проверить пломбы на бензиновых и масляных баках. Начинается сильный дождь. Нас сажают в ту же шлюпку и везут к озеру Лахта. Там дом отдыха, в котором мы будем жить до отъезда в Архангельск.

Проезжаем остров с крохотной деревушкой. Посреди — смешно разукрашенная церковь. Словно кустарная игрушка. Справа, на берегу озера, лестница с широкими ступенями, вся украшенная морскими флагами. На лестнице народ. Когда наша шлюпка подошла к маленькой пристани, заиграл оркестр. Почти не чувствуя под собой ног от волнения, мы взбежали по лестнице. Со всех сторон на нас сыпались букеты цветов. Поперек лестницы висели красные полотнища с лозунгами. Больше всего нас поразили морские флаги, которые вывешиваются только в особо торжественных случаях. Неужели всё это в честь нашего прибытия?» (5).

Злата Костык: «Мы нашли свидетельницу тех событий — Куряткову Зинаиду Антоновну, из деревни Холм. В то время Зине было 14 лет, и она прекрасно помнит 2 июля 1938 года. Дом Курятковых находится на небольшом острове между двух озер — Холмовским и Лахтинским. Зинаида Антоновна вспомнила, что незадолго до перелета на озеро приезжала военная комиссия, в которой были и женщины. Военные измеряли уровень воды, проверяли берега, расставляли сигнальные огни. А в день памятного перелета девочка как раз вышла на берег озера за водой и увидела летящий гидросамолет. Школьница наблюдала и посадку, и то, как к самолету подплыли на лодках военные, посадили экипаж в один из катеров, и мимо деревенского дома Курятковых прошли через протоку к пристани. На деревенской пристани в день прилёта собралось очень много народа с цветами. Играл оркестр, поперёк лестницы, которая вела к Лахтинскому дому отдыха «Союза лесосплава», висели красные полотнища с лозунгами, морские флаги. Было сильное оживление, с нетерпением все ждали, когда лодка с лётчицами подплывёт к берегу. И вот наступил этот момент: летчицы медленно поднялись по лестнице. Им вслед летели слова благодарности за мужество и отвагу при выполнении задания Родины. После встречи экипаж отправился в Лахтинский дом отдыха (здание сгорело в 1999 году), где командир Полина Осипенко доложила в Москву об окончании перелёта. Это был новый международный рекорд дальности полёта по прямой и по ломанной на гидросамолёте. Весь путь в 2416 километров был пройден за 10 часов 33 минуты, со средней скоростью 228 километров в час» (6).

Отец начинал поиск материалов для исследований с опросов местных жителей. Нашел — это счастливая случайность — адрес сына первого начальника гарнизона Павла Панкова. Родственники живо откликнулись, завязалась переписка, пришли первые фотографии с изображением гидроаэродрома. Потом отец понял, что нужно ехать в архив, искать полную информацию. Первый визит в Центральный военно-морской архив в Гатчину был в 2007 году. Архив подчиняется Главному штабу ВМФ РФ, поэтому попасть в читальный зал для очной работы с документами весьма непросто. К счастью, помогли военные связи отца. В этом архиве работал не только отец, но и мы с братом. До нас документы по лахтинскому гарнизону периода ВОВ держали в руках лишь архивариусы и сотрудники спецотдела, потому что гриф секретности был снят с архивных дел буквально за несколько месяцев до нашего приезда. В основном, конечно, были засекречены материалы по операции «Зебра» — перегон гидросамолетов «Каталина» из США в СССР. В этой операции лахтинские летчики принимали активное участие.Воспоминания родственников бывших летчиков, переписка с американскими коллегами-историками, работа в архивах — всё помаленьку складывалось в труд, который отец, к сожалению, не успел опубликовать. Свою книгу он хотел назвать «Перегон».Елена Костык

Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова после перелета на Дальний Восток на самолете «Родина»

Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова после перелета на Дальний Восток на самолете «Родина»

Марина Раскова: «Нас провожают в дом. Полина отправляется к прямому проводу говорить с Москвой. Она докладывает начальнику военно-воздушных сил об окончании нашего перелета. Из Москвы нас поздравили. Мы трое собрались в уголке и стали составлять телеграмму правительству и товарищу Сталину. Телеграмму составляли долго, но получилась она у нас очень короткая:

«Москва, Кремль

Иосифу Виссарионовичу Сталину.

Беспосадочный перелет Севастополь-Архангельск выполнен. Готовы выполнить любое Ваше задание. Осипенко, Ломако, Раскова».

Телеграмма отправлена.

Только теперь мы вспомнили, что не мешало бы, собственно, умыться и переодеться… Поужинав, мы крепко заснули, счастливые и спокойные.

Утром я проснулась раньше всех, из нашей комнаты открывался прекрасный вид на озеро, на северный лес с зеленой-зеленой травой. Я позвала Веру. Она быстро вскочила на ноги. Тихо, чтобы не потревожить Полину, мы вышли на воздух. Схватились за руки и побежали по лесу. Мокрая от росы трава приятно хлестала по сапогам, сапоги намокли, но это было тоже приятно. Нашли куст шиповника, набрали цветов себе и Полине. Так бежали, пока не увидели лестницу, по которой взбирались вчера на берег. Смотрим, фасад лестницы украшен портретами товарищей Сталина, Ворошилова. Теперь уже читаем лозунги, мимо которых как во сне проходили вчера, не помня себя от счастья. На одном из лозунгов прочитали: «Сталинская Конституция дала советской женщине все права наравне с мужчинами. Да здравствует Сталинская Конституция!»… читаем: «Привет отважным советским летчицам Осипенко, Ломако и Расковой».

После завтрака нам сказали: «Поедете в Архангельск, вас там ожидают! Жалко было уезжать с озера Лахта, но раз в Архангельске ждут — ничего не поделаешь. …В гостинице нам дали номер газеты «Правда Севера». На первой странице было напечатано:

«Архангельск. Старшим лейтенантам т.т. ОСИПЕНКО, ЛОМАКО и ЛЕЙТЕНАНТУ т. РАСКОВОЙ.

Горячо поздравляем славных летчиц т.т. Полину ОСИПЕНКО, Веру ЛОМАКО, и Марину РАСКОВУ с успехом…» (7).

Отец занимался не только документами. Любимым его детищем был созданный в Музее народных промыслов и ремесел Приморья «военный фонд» — отдел историографии и патриотического воспитания. «Военный музей» (он же филиал уемского музея) был открыт в ДК п. Катунино. То есть параллельно со сбором материалов для книги Валерий Иванович занимался чисто музейной работой — созданием экспозиции, в которой нашли место личные вещи летчиков, части самолетов и вооружения, фотографии, оригиналы газет военного времени… А книга… Так как папа не успел ее закончить и отредактировать, то как отдельный труд она пока не вышла. Но кое-что отрывками уже было опубликовано в прессе и научных сборниках и им самим, и мной.Елена Костык

Злата Костык: «П. Осипенко, В. Ломако и М. Раскова вернулись в Москву поездом. А вот что стало с самолетом? Остался ли он в Архангельске или был отправлен обратно другим экипажем?

Есть версия, что самолет остался в авиации Северного флота, это подтверждают воспоминания Сергея Николаевича Емельянова… В своем очерке «Последний причал летающей лодки» историк рассказал об одной поисковой экспедиции. Летом 1989 года от Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Г. М. Бериева в Заполярье, на Кольский полуостров, направились энтузиасты, решившие найти остатки летающей лодки МБР-2 (для музея). Десять человек прилетели в Заполярье после долгой и нелегкой подготовки, после тщательного отбора.

Емельянов пишет: «Идея восстановить по чертежам и старым фотографиям МБР-2, созданный в Таганроге в далекие тридцатые годы, зрела на предприятии давно…». Подходящий МБР-2 нашли лишь к вечеру четвертого дня напряженного поиска. Это произошло в районе озера Олеж-Явр…

С удивлением обнаружили прекрасно сохранившиеся бирки с надписью: «Машина типа КЛ зав. им. Димитрова». Удивительно, но сохранились летные очки, одна крага пилота. Нашли даже газету, на которой можно было отчетливо разобрать: лето 1941 года.

Вызвало удивление, что вместо кабины стрелка-радиста сзади какое-то странно переделанное устройство. Судя по всему, некоторые приборы были сняты еще на заводе (во время сборки машины) и закрыты аккуратными заглушками, зато был установлен новый прибор прямо в центре приборной доски» (8).

Марина Раскова и Полина Осипенко тренируются в радиопередаче

Марина Раскова и Полина Осипенко тренируются в радиопередаче Отец работал с музеем Катунинского гарнизона, который с первого дня существования был филиалом Музея народных промыслов и ремесел Приморья в Уйме. Поэтому после того, как в здании ДК, где располагалась экспозиция, случилось ЧП, все экспонаты были вывезены в главное здание музея. Часть экспозиции доступна для экскурсантов и сейчас, другая — ждет своего часа в запасниках. Ничто не пропало, всё сохраняется как «катунинский фонд». В этом году готовится к открытию после капитального ремонта катунинский ДК, насколько я знаю, экспозицию планируют вернуть на прежнее место.Елена Костык

Злата Костык: «Члены экспедиции предположили, что этот самолет не МБР-2, а пассажирский самолет МП-1, на котором был поставлен женский авиационный рекорд 1938 года. По остаткам обшивки можно было также различить не камуфляжный зеленый цвет, а бело-голубой. Именно таким цветом в 30-е покрывали машины МП-1 для гражданской авиации. А в газете «Правда Севера» от 4 июля 1938 года в материале специального корреспондента указано: «На борту самолета четкие буквы на синем фоне: «Да здравствует великий Сталин — творец Конституции победившего социализма и подлинного демократизма!». И текст 141-й статьи Конституции СССР — «Женщины пользуются правом избирать и быть избранными наравне с мужчинами».»

Один из старых кадровых рабочих завода Григорий Михайлович Попов, рассматривая кусок самолета, уверенно сказал: «Моя клепка! Эту машину я клепал в 1937 году»… А. Кочетков, бывший много лет в ОКБ во главе винтомоторной группы, заметил, что если на машине есть дополнительный топливный бак, то это точно рекордистка… на этом самолете в начале войны… на аэродром Луастари, на котором базировались основные силы фашистской авиации в районе Мурманска, была переброшена небольшая группа разведчиков-моряков…при возвращении на базу самолет либо потерпел аварию, либо был сбит вражеским «мессером» (9).

Дело отца продолжаю, конечно. Главная задача — издать, наконец-то, книгу. Пока есть некоторые сложности с верификацией данных. Ну, и исторические исследования продолжатся, я думаю. Например, когда-то мы с отцом мечтали создать в музее экспозицию по раскольникам, ведь в деревне Лахта, что соседствует с поселком, некогда стояли старообрядческие скиты…Елена Костык

Примечания:

  • З. Костык. Легендарный перелет. «Известия Русского Севера». № 1−2. 2014. С.96
  • Там же. С.96
  • Там же. С.97
  • М. Раскова. Записки штурмана. М. 1939. С.119−125
  • Там же. С, 119−125
  • З. Костык. Легендарный перелет. «Известия Русского Севера». № 1−2. 2014. С.100
  • М. Раскова. Записки штурмана. М. 1939. С.119−125
  • З. Костык. Легендарный перелет. «Известия Русского Севера». № 1−2. 2014. С.101−102
  • Там же. С.102
  • Источник

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Спонсоры:
    Страницы