Бизнес и Управление        30 апреля 2014        39         Комментарии к записи ЖКХ-2011: приказано продать все отключены

ЖКХ-2011: приказано продать все

Государство устало бороться с коммунальной сферой и намерено от нее избавиться. Неблагодарное, видите ли, это дело – ЖКХ: старое, изношенное, затратное, плохо организованное, постоянно досаждающее населению, словно больной зуб во рту. С какой стати государству за него отвечать, переключая на себя гнев граждан? Не нужно ему это, особенно перед выборами, да и госбюджет целее будет. Сказано – сделано. У первого вице-премьера российского правительства Игоря Шувалова начались совещания по улучшению инвестклимата в ЖКХ. Если кто не знает, «улучшение инвестклимата» применительно к государственному предприятию означает у нас одно и то же – продажу его в частные руки. Документы нескольких совещаний на эту тему уже почти оформились в стратегию, о которой сообщают «Ведомости», именуя ее «стратегия Шувалова». Предполагается, что стратегия эта превратится в конкретные законопроекты рабочей группы под руководством министра экономики Эльвиры Набиуллиной и предстанет перед заинтересованной публикой 1 апреля 2011 года – аккурат ко Дню смеха. Ох и посмеемся же мы, братцы! Хотя что-то мне подсказывает, что это будет смех сквозь слезы. Перво-наперво программа констатирует, что ЖКХ нужны инвестиции (а кому они сейчас не нужны?

). Программы модернизации и развития региональной и муниципальной инфраструктуры не выполняются из-за отсутствия денег, отмечает сотрудник аппарата правительства. Более 90% предприятий ЖКХ имеют статус МУПов (муниципальное унитарное предприятие) и ГУПов (государственное унитарное предприятие). Имущество находится у них на праве хозяйственного ведения, а эта форма хороша для получения дотаций, но не для привлечения инвестиций, говорится в стратегии. Посему предприятия ЖКХ надо акционировать, то есть продавать в частные руки.

Иными словами, государство более не хочет раздавать им дотации, а желает заместить себя некими гипотетическими инвесторами (подразумевается, что они есть в необходимом количестве). Хотят ли этого инвесторы, пока неизвестно, но, наверное, захотят, если им будет выгодно. Государство не станет финансировать то, что может развиваться на рыночной основе, говорится в документе: «Бюджет для граждан, а не для руководителей МУПов и ГУПов». Соответственно, государственные денежки потекут теперь не МУПам и ГУПам, а напрямую социально не защищенным гражданам.

Пусть готовят карманы побольше. А «социально защищенные», соответственно, пускай готовятся к большим тратам, ибо иначе просто не бывает. Но вот что интересно. Если инвестиции, на которые так уповает государство, не потекут (а так оно и случится), то что останется делать коммунальщикам?

Только одно – повышать тарифы. Эксплуатационные затраты российских предприятий ЖКХ в 3-4 раза выше, чем в Европе, говорит документ, «из-за тотальной расточительности и воровства, отсутствия ясных целей капиталовложения и расчетных эффектов для потребителей». Ежегодно тарифы растут на 15-20%, а качество услуг падает. Цель разработчиков – достичь за 10 лет европейского качества инфраструктурных услуг (качество воды, температура в домах, переработка отходов и т. д.). Знать бы еще, каковы европейские тарифы в абсолютном выражении и как выглядит европейское качество. Вот, например, в Англии (тоже Европа) считается, что 18 градусов тепла зимой в квартире – это нормально, а по нашим понятиям это довольно-таки прохладно. Граница теплового комфорта для человека, говорят физиологи, – это 21 градус, а нормально жить можно при 24 градусах. Обеспечит ли нам новая программа такой уровень тепла вместе с инвестициями? И какие затраты для этого придется понести? На кого же делается инвестиционная ставка? На банки и пенсионные фонды. Они, мол, естественные инвесторы и кредиторы, но система пока не готова к их инвестициям. Впрочем, хорошо, что не на иностранцев, тогда бы была вообще труба. Но даже когда система подготовится к инвестициям (приватизируется), вряд ли банки согласятся инвестировать под ту доходность, которую даст им ЖКХ. Скорее всего, дело ограничится лишь кредитованием, а это совсем другой расклад. Настоящими инвесторами смогут пока быть лишь пенсионные фонды, но беда в том, что денег у них не так много, гораздо меньше, чем у банков. Банки, тем не менее, смогут, если захотят, купить ту же ЖКХ на корню, и уж тогда мало нам не покажется – всех отожмут по полной. Все равно деваться нам некуда, альтернатив нет, и замерзать никто не захочет. Разработчики программы, однако, уверены, что частные вложения не приведут к увеличению тарифов – потому что будет повышена технологическая и управленческая эффективность. Наивные! Повышение тарифов – это и есть, в наших условиях, повышение того и другого. В качестве примера в программе приведен опыт Англии, где эффективный тариф в магистральных сетях снизился (в реальных ценах) за 10 лет на 30%. Про тепло в английских домах мы уже говорили. Наверное, если его уровень уменьшить еще на пару градусов, тариф можно было бы снизить дополнительно, но 16 градусов – это уже для спартанцев, их вынесут не все. В Жилищный кодекс в соответствии с программой будут внесены поправки, которые усилят контроль за управляющими организациями, конкретизируют порядок создания ТСЖ и введут обязательное расщепление платежей между УК и ресурсоснабжающими компаниями в пропорции 30 на 70 процентов. Частный капитал будут привлекать в первую очередь в коммунальную сферу – в водоснабжение и канализацию, для чего примут отдельный закон. Он позволит заключать долгосрочные инвестконтракты с муниципальными властями и за счет модернизации труб экономить на операционных издержках. Очевидно, речь идет о магистральных трубах – самой затратной части ЖКХ. Неясно, однако, за чей счет пройдет их модернизация. Если за счет ЖКХ, то пускай, а если за счет граждан, то ведь денег на это не соберешь. Средства на замену труб могут дать и банки на условиях кредита, но это будет дорого стоить. Чтобы снизить издержки ЖКХ, нужен долгосрочный тариф, уверен начальник управления Федеральной службы по тарифам Юрий Сердечкин: это может быть трех-, пяти — или семилетняя формула, по которой тариф будет постепенно снижаться, говорит он. Не верим, говорим мы. Или расти, добавляет он. А вот в это верим, говорим мы, сразу и во веки веков.

Леонид Рудницкий